логотип

Андрей Бледный: «Усиление Диктатуры — Вот Наше Будущее» (Интервью 2014)

preview_main_cd417450450fa0cf97c332fb5a0320dc

О группе «25/17» не так много говорят, как стоило бы. Зато её очень много слушают
Мне посчастливилось бывать на концертах «25/17» в самых разных концах страны, и на ближайших сопредельных территориях — это всегда настоящее событие и большая радость. Ясные глаза и хорошие лица слушателей, чистые и правильные эмоции зала — и, к тому же, совершенно оглушительная мощь и дикий драйв, исходящие от музыкантов.
Я к тому, что музыка тоже может вернуть веру в то, что Россию ещё ждёт большое и достойное будущее. По крайней мере, музыка «25/17».
Характерно, что один из фронтмэнов этой группы, судя по нижеприведённому интервью, настроен вовсе не так светло.
Пожалуй, я больше ничего о самой группе и музыке их говорить не буду — хотя бы потому, что всё остальное заключено в моих вопросах. Они, как ни странно, будут обширнее ответов Андрея Бледного.
Он вообще не многословен. Может, оно и к лучшему.
Поводом для нашего разговора послужил готовящийся выход нового альбома проекта группы «25/17», известного под названием «Лёд 9».

Андрей, итак, имеются два музыкальных проекта — «25/17» и «Лёд 9». С одной стороны, они отличаются и звучанием, и концепцией. С другой стороны, в репертуаре «25/17» есть вещи, которые могли бы, как мне кажется, звучать и на концертах «Льда 9» — скажем, «Огонь»… да и вся программа, записанная вами когда-то с «Гротом».
Идём дальше. Есть безусловное смысловое родство между песней «Человек с молотком» («25/17») и песней «Революция в сумасшедшем доме» («Лёд 9»).
Тем не менее, вы уверенно разделяете два этих проекта. Отсюда вопрос: в чём, в вашем собственном понимании, разница между целеполаганием «25/17» и теми задачами, которые ставит перед собой «Лёд 9»?
В принципе, и 25/17, и Лёд 9, конечно же, об одном и том же. Если попытаться сформулировать кратко, Лёд 9 — это постмодерн на службе традиционализма.

Спасибо за краткость. Идём дальше. Новый альбом проекта «Лёд 9» — что он будет собой представлять, можно ли приоткрыть завесу немного?
Как обычно, наш альбом, неважно «25/17» это или «Лёд 9», в первый раз нужно слушать полностью, от первой до последней песни. Это не произвольный набор треков, который мы успели записать к условной дате сдачи материала. Это как главы в книге. Какие-то понравятся больше, какие-то не понравятся совсем, но вы не поймёте «что хотел сказать автор в своём произведении», если будете читать не в том порядке, в каком их расположил автор.

Да, это правда. Собственно, я сам так делаю: сначала заслушиваю ваши пластинки в том порядке, как они записаны вами — а потом, так или иначе, разобравшись с концепцией, дроблю их на свои собственные «сборки», из которых строю свои концепции.
Первый же альбом проекта «Лёд 9» получил статус культового — я знаю самых разных, очень умных и взрослых людей, которые считают, что это пластинка — лучшее, появившееся в России за многие годы — со времён, не знаю, лучших альбомов «Алисы», «Телевизора», «Кино» и «ГО». Вместе с этим «Лёд 9» не получил и вряд ли получит ту, ныне уже всенародную известность, которую имеют песни «25/17». В чём причина, ты сам понимаешь? «Лёд 9» — это слишком жёстко? Большой части публики, посещающей концерты «25/17» посыл «Льда 9» покажется сложным, «замороченным», «грузящим»? Вас самих это не смущает?
Нет, нас не смущает, что наши пластинки нравятся «очень умным и взрослым людям». Это материал для подготовленного слушателя. У которого в голове уже есть ключ-дешифратор к этим песням. Только тогда они становятся объёмными, интересными и понятными. Объяснять тут что-то бесполезно. Кому интересно — тот сам нырнёт на эту глубину.

По поводу ныряющих или не ныряющих на глубину. Ты не так часто хвалишь своих коллег, замечаю я. Или совсем уже мастадонтов — как «Алису» или «Калинов мост», или совсем молодых ребят, вроде команды «Соль земли». Тебе не очень хочется вслух обсуждать тех, кто в силу жанровой принадлежности являются вашими ближайшими соседями — Ноггано, Смоки Мо, Гуф, Рэм Дигга? Или, если взять шире, какая пластинка российского исполнителя последний раз вызвала у тебя интерес и желание её переслушивать? И, ещё шире, какую музыку ты слушаешь?
Мы с каждым годом всё дальше и дальше от «соседей по жанру» и от самого жанра. Нам самим сейчас сложно сформулировать наш стиль. Но это уже точно не «рэпчик». Слушал и переслушивал «Grandi Canzoni» Дмитрия Ревякина и «Задеть за мёртвое» Ассаи. Твою пластинку слушал. Скоро осень. Значит, буду слушать Tindersticks и Johnny Cash.

Перейдём от музыки к вещам более скучным, но неизбежным. То, что называется твоей «гражданской позицией» — вещь с одной стороны достаточно внятная, с другой — сложносочинённая. С одной стороны, ты откровенный и даже яростный противник либерализма — по крайней мере, в том изводе, в котором он нам представлен. Уже в давних твоих песнях («СМИ», «Борись за свою независимость») это было внятно и очень точно сформулировано. Признаюсь, что песни проекта «Лёд 9» мы ставили на митингах.
С другой стороны, с каких-то пор ты стал достаточно последовательно и даже упрямо говорить о своем принципиальном нежелании занимать любую из сторон — будь то охранители, оппозиционеры «слева», оппозиционеры «справа» или «болотные оппозиционеры». Собственно, «Жду чуда-2» как раз этому посвящена.
Ты, спросим прямо, считаешь любую позицию, которая входит в конфликт с государством, бессмысленной? Когда ты поёшь, что на «любого Спартака найдётся Марк Красс», я вижу в это даже некоторое злорадство. Ну, ок, на реального Спартака нашёлся Марк Красс — но разве это отменяет Спартака? Отменяет, в конце концов, самую героическую, прости за патетику, мифологию? Так ли ты уверен, спрошу уже резче, что эта некоторая даже твоя снисходительность — мудра? В конце концов, история человечества (назовём её «светской историей») как раз состоит из череды бессмысленных поступков, которые дали жизнь целым народам, которые породили искусство, и на которых теперь паразитируют нынешние, скажем, сериалы, о которых будет следующий вопрос.
Светская история человечества — это история о том, как человек выгнал из своей жизни Бога, попытался встать на его место и пожинает плоды этого. Оппозиция свергает власть, сама становится властью, которая будет свергнута новой оппозицией. «Убить дракона» на повторе. Народ, во имя которого это всё происходит, — эти люди которые блюют от водки на детской площадке у меня под окнами, — им всё равно, под какими флагами это делать. Народ давно понимает, что он просто статист. В лучшем случае. В худшем — расходный материал. Потому и пьёт.

Спорить с твоей позицией не то, чтобы сложно — а просто незачем. С тем же успехом можно спорить с природой — с камнем, спрашивая у него, отчего он твёрд, или, не знаю, с песком.
Но, естественно, я не согласен с тобой по всем пунктам. И убивать дракона — совершенно нормальное человеческое занятие, кем бы потом сам этот человек не становился. В конце концов, благодаря непрестанному убийству дракона мы получили всё мировое искусство — которое хоть как-то оправдывает существование человека. И тщетные попытки изнать Бога родились вместе с появлением человека на Земле, — и то, что они так и не удались — а они не удались — тоже следствие попыток, пусть и тщетных зачастую, убить дракона. Ну и, наконец, в России огромное количество людей, которые не блюют под окнами, и я желал бы им лучшей доли…
Этот разговор бесконечен, и я сам его закончу, в конце концов, здесь не моё интервью, хотя уже может создастся подобное ощущение.
У тебя есть песня с перечислением нескольких десятков сериалов — явно, что ты в курсе и смотришь это. Я, признаюсь, от сериального варева устаю достаточно быстро — моего искреннего интереса хватает на первые две серии, потом я тихо начинаю звереть, посколько это не заставляет вскипать мозг, а только греет их на тихом огне. Что лично ты во всём этом находишь?
Пятнадцать серий сериала позволяют более детально рассказать историю и раскрыть характеры главных героев. Основным преимуществом полного метра стали спецэффекты, с помощью которых зрителя стараются привлечь в кинотеатры. Шумные блокбастеры против интересных историй. Чаще я выбираю второе.

Не уверен, что большинство ваших слушателей осведомлены об истоках появления текста одной из ваших, вышеупомянутых, наиболее любимых моих песен, со словами «…другие тоже не уйдут далеко». Расскажи, пожалуйста, если можно, эту историю — и, возьмём чуть шире, вкратце опиши причины твоего интереса к Анатолию Мариенгофу. У меня тут вопрос отчасти шкурный — я как раз подготовил к выходу трёхтомное собрание его сочинений.
В припеве песни «Винтер» я цитирую Мариенгофа, цитирующего Есенина, который цитировал Тургенева. Давно хотел зарифмовать этот фрагмент из книги Мариенгофа «Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги»…
На первом курсе худграфа одна девушка дала почитать мне «Бритого человека». Я так и не вернул книгу, и она до сих пор стоит у меня на полке.
Недавно в очередной раз перечитывал «Мой век» и «Роман без вранья». То, что восхищало меня двадцать лет назад, сейчас кажется глупым и жалким. И это скорее даже не про Мариенгофа, а про меня самого.

Раз так, ещё немного попытаю «про тебя самого». В своих песнях ты достаточно подробно так или иначе описал, кто ты и откуда, и как прошло твоё детство, и как прошла юность. То есть, прослушав все ваши альбомы и все те песни, которые в номерные альбомы не входили, по крупицам,по строчкам, по прямым отсылкам и намёкам я собрал портрет твой — или, если угодно, твоего лирического героя. Там нашлось место дедовой «Победе», знакомым наркоманам и браткам, ставке на последовательное мужество, и многим прочим вещам — вплоть до рождения сына, который появился уже, как минимум, в трёх твоих песнях. Тем не менее, твои слушатели, наверняка, ничего не знают о твоей культурной генерации. Проще говоря: что ты читал, что читаешь, что так или иначе повлияло на тебя. Мне, к примеру,было радостно узнать, что ты высоко ценишь Валентина Катаева — одного из любимейших моих писателей тоже. Давай вот об этом несколько слов. Почему Катаев? Возвращался ли ты хоть когда-то к русской классике? Какие отношения у тебя, скажем, с Достоевским — я имею в виду его книги, естественно.
Я сейчас редко читаю художественную литературу. Нет времени. Мирча Элиаде владеет моим вниманием. Из последнего очень понравился «Лавр» Водолазкина, ты же мне его и насоветовал. Спасибо. «Бэтман» Пелевина понравился. Креаклы от него зубоскальства ждут, такой Задорнов для небедных, а для меня это грустная, очень пронзительная книга про то, что всё суета. Твой «Лес» из «Восьмёрки» когда читал, в носу защипало. Катаев — один из самых любимых авторов. Но я боюсь его перечитывать — последний раз, лет восемь назад, я в какой-то очень сильный резонанс вошёл с его алмазными венцами и вертерами на фоне смерти моего близкого друга, это всё плохо кончилось. Я не самый жизнерадостный парень, у меня давно нет иллюзий ни о себе, ни о людях, и Достоевский для меня — как для алкоголика спирт. Но не Джорджа Мартина же перечитывать…

Вы приложили достаточно много усилий для того, чтоб избавиться от шлейфа «правой», «националистической» группы — давай,быть может, расставим все точки над i — и осветим твоё человеческое отношение ко всем этим темам? Кавказ отделяем, нет? Империя — ругательное слово, или, напротив — величественное?
Если мы сейчас с тобой договоримся, что мы понимаем под правым и левым с цитатами из Эволы и Кропоткина, то совсем не факт, что человек, это интервью читающий, поймёт нас так, как мы друг друга. Поэтому попробую очень просто. Я — русский. Не россиянин. Россиян нет. Это словокадавр для обозначения тех, кто не хочет знать своих отцов и дедов. Или не может решить, кто он. Для меня приоритетны интересы моего народа. Мой народ — это мои папа и мама, моя семья, мои друзья и их семьи. Отделение Кавказа глобально ничего не изменит. Средняя Азия давно существует отдельно, но Москва медленно и уверенно становится Москвабадом. Время великих империй закончилось. Миграция и борьба местного населения за свою территорию, усиление диктатуры и борьба отдельных территорий за независимость от центра — вот наше будущее.

Не очень обнадёживающая картина. Тогда, напоследок, всё-таки о, прости, Господи, творчестве… Помимо нового альбома «Льда 9» готовится ещё несколько совместок — что там у вас в загашниках, расскажи. Я очень жду этих песен. Потому что очень люблю ваши песни — кажется, сегодня я об этом ещё не говорил.
Мы написали заглавные песни для фильмов «Околофутбола» и «Восьмёрка». На них планируется снять клипы. В работе совместная песня с группой «Дайте два» — Люсю вы могли видеть на наших концертах, играющей на скрипке, и это она поёт и в нашей «Звезде». Будут новые треки с «Идефиксом», Дмитрием 55 и группой «Ярость».

Ну, хоть так. Значит, наше будущее — диктатура, война на окраинах и несколько новых хороших песен.

Источник: http://svpressa.ru/text/404/

Рейтинг: 0

Похожие записи 

235 запросов. 1,151 секунд. 48.5916519165042 Мб

×
лого

 

или

Восстановить пароль
лого

 

или

Пароль не введён
Вход-03 Регистрация