логотип

«Бабок Нет, Жизнь – Говно, Можно Писать!»: Интервью с ЛСП (2015)

20246

 

В твоём треке «Бигги» я вижу себя, своих друзей. Те же подъезды и того же Круга. И потом, когда ты прочитал про нашу жизнь в первом куплете, ты читаешь в припеве о смерти. Выходит, что это тоже наша смерть. За что мы должны быть готовы умереть?
Олег: За что-то ещё.

А тобой движет страх умереть, не закончив, или желание ебать мир?
Олег: Желание ебать мир и умереть, не закончив.

Если у тебя будут девки, бабки, таблетки…
Олег: Уже есть, братан. Игроки!

А вот если с запасом, если уже так много, что до конца дней хватит, уже даже внукам оставил, и сверху есть то самое «что-то ещё»– что тогда будет двигать тобой?
Олег: Проблемы нужно решать по мере их поступления. Я много думал про всякую хуйню, пока её не было, типа «а вот когда будет – то что будет?», но если ты так думаешь, то чаще всего ничего, из того, что ты представлял, не происходит, и ты просто зря проебал время. Это называется «фантазёр». Меня заебало проёбывать время. Игроки!

Мы говорим о стремлении, мотивации, однако герои многих твоих треков никуда не стремятся, полнейший декаданс, инфантилизм…
Олег: Беларусь… (смеётся).

Так вот к чему стремишься конкретно ты?
Олег: Знаешь, как однажды сказали Migos о моём треке с Yanix «Мёртвые Президенты»: «Эти чуваки всекают – тачки, бабки, шмотки, тёлки – это всё, что тебе нужно».

Сейчас и в РФ, и в странах бывшего СССР сложилась ситуация, когда популярных людей трогать небезопасно – не боишься ли ты попасть в опалу, как многие русские рэперы?
Олег: А кого я потрогал – Бигги? Так он умер.

Ты Кобзона, например, потрогал – он же может и не понять шутку.
Олег: Эта песня – дифирамб Иосифу Кобзону, там всё полностью направлено на восхваление его личности, мы его безмерно уважаем, мы это написали в пресс-релизе, и я готов написать это в твиттере!
Рома: Мы готовы написать это даже на его памятнике!
Олег: Этот трек показывает, что Кобзон – крутой. Что ты – хуй, а Кобзон – д’Артаньян.

В американском рэпе были и есть люди, группы, которые оказывали реальное влияние на культуру, были голосом поколения. Теми людьми, за которыми бы народ на площади вышел – те же Public Enemy, N.W.A…
Олег: Канье Уэст…
Рома: на подиумы бы за ним вышли!

… Так вот хочешь ли ты быть таким голосом поколения?
Всекаешь, мы просто делаем бабки, делаем музло, мы в нормальных шмотках, у нас есть пиздатые тёлки, тачки, а остальное хуйня – я не думаю об этом (смеётся).

8699

Сейчас как в России, так и в Украине идёт подъём патриотизма, и часто этот патриотизм основан на ненависти. А какая национальная идея у беларусов?
Рома: Доброта. Нежность. Ласка.
Олег: Толерантность! В школе нам говорили, что толерантность. Беларусы хорошие!

Ты считаешь себя патриотом?
Олег: Я не мыслю такими категориями. Есть такие патриоты, которые по факту для государства только в минус действуют, а есть люди,которые открыто выступают против государственных ценностей, но при этом в рамках экономики в плюс работают, ну и кто из них патриот на деле, а кто – хуй собачий?

Олег, «Magic Сity» часто называют твоим сольником. Рома, а какова твоя роль в этой работе?
Олег: Так это ж и есть сольник.
Рома: Я лишь выполняю программу!

Ты лишь выполняешь задание?
Рома: Ну, я написал там пару битов и всё это свёл.

Олег, а тебе как проще работать – сидя на студии с одним битмейкером или когда тебе сбрасывают инструменталы много разных музыкантов?
Олег: Я всё время сижу дома один, и пишу всё один, и записываю себя один, и вокал, можно сказать, свожу один, с помощью Романа. Какая разница, чью mp3-шку ты включил? После того как человек создал продукт искусства, он живёт самостоятельной жизнью, у него нет личности. Я либо ебусь с какой-то хуйнёй, либо нет.
На «Magic City» – хуйня, с которой я поебался. А где-то в другой параллельной вселенной вышел другой альбом с другим названием, с хуйнёй, с которой я не ебался в этой вселенной, но там она на альбоме присутствует, всекаешь?

Вам стало проще работать над музыкой после подписания с «Booking Machine»?
Олег: После подписания? Так мы три месяца назад ушли оттуда!
Рома: Какой там, уже пять месяцев!
Олег: Работать мне стало проще, у меня появилось столько свободного времени, даже больше, чем было раньше, потому что те немногочисленные выступления, которые у нас были до подписания, ушли в никуда, и у нас не осталось никаких. Поэтому мне было заебись работать – времени много, делать нехуй, бабок нет, жизнь – говно, можно писать!

Пока что ЛСП – нишевая музыка. Как думаете, есть ли вероятность, что вы станете «народными»?
Олег: Половина твоих вопросов зиждется на взгляде в будущее. Нахуй будущее, нахуй прошлое, нет нихуя, есть этот момент — живи! Это все фигня для детей и тех, у кого жизнь – фигня, а в нашей реальной жизни всё охуенно!

Чтобы было всё «окей», понятно. Кстати, по поводу «ОК», расскажите о съёмках данного видео.
Рома: Кладбище, где мы снимали, открывается в 8 утра, а рассвет – в 6! Мы ночью ворвались на кладбище, в начале третьего. Мне спать хотелось, поэтому я там на могиле поспал, в ландышах.
Мы переодеваемся – и я слышу, музыка играет! Потом слышу – кто-то телек смотрит на кладбище! А там такое здание – здоровенная ратуша, и рядом пристройка, вроде склепа – оказывается, там охранник спал, у него телек работал. Только отсняли, вылезли с кладбища, и как раз охранник выходит, ворота открывает.

Расскажите, что читаете сейчас, какие книги у вас любимые?
Рома: Я Бодлера «Цветы зла» сейчас читаю, очень плохой перевод там. Мне просто надо откуда-то понапиздить идей, хочу сейчас для своего проекта попробовать текст написать, надо откуда-то спиздить крутого дерьма, только наши переводчики пока не дают мне этого сделать. Я люблю «Расширение пространства борьбы» Мишеля Уэльбэка, стихи у него тоже хорошие.
Олег: Я «Оливера Твиста» читаю сейчас. Салман Рушди – отличный писатель, рекомендую «Дети полуночи». Маркес нравится, я прочитал почти всего Пелевина, почти всего Сэллинджера, почти всего Ирвина Уэлша, почти всего Стивена Кинга. Сейчас, возможно, я бы это не перечитывал, но на каких-то этапах моей жизни вся эта хуйня имела место быть. Всекаешь, ниггер?

Всекаю, ниггер.
Олег: Будешь ебланить – завалим тебя (смеется).

Тогда расскажите, что смотрите – фильмы, сериалы?
Рома: Я смотрю лекции Жижека с субтитрами, его фильмы.
Олег: Я ничего не смотрю, я смотрю матчи NBA перед сном и засыпаю потом. Когда я начинаю смотреть что-то, у меня через пятнадцать минут возникает ощущение, что моя жизнь проёбывается.
Пускай эту хуйню смотрят те, кому скучно живётся.

Источник: http://www.rap.ru/reading/20246

 

Рейтинг: 0

Похожие записи 

231 запросов. 1,046 секунд. 48.7393188476562 Мб

×
лого

 

или

Восстановить пароль
лого

 

или

Пароль не введён
Вход-03 Регистрация