логотип

Баста: “Хотя Я и Пересекся с Кастой, но у Меня Свой Путь” (Интервью 2006)

605

Вот есть такое высказывание, “на небесах будет больше радости одному грешнику каявшемуся, нежели ста праведникам, не имеющим нужды в покаянии“. Он все это прошел, и нашел силы отказаться, и отказывается по сей день

Без развернутой предыстории здесь не обойтись…

Проведение параллелей между русским рэпом и американским – занятие неблагодарное. Отличий гораздо больше, чем сходств. Казалось бы, типичная для США ситуация, когда из неких глубин андеграунда поднимается рэппер, начинавший свой путь вместе с ныне состоявшейся знаменитостью, и в своих интервью упрекает звезду в неискренности и коммерциализации творчества… Или в том, что забыл про законы улиц, уехал из родного блока… У них – сплошь и рядом. У нас?

Ну или уголовный статус многих деятелей хип-хопа, преступавших закон и следующие за ними сроки. Для России – редкость, не так ли? И в связи с этим американский рэппер выглядит фигурой более цельной. Как никак, его жизнь – настоящий стритлайф.
Случайно или нет, но группа Каста преподносит поводы для сравнения образа жизни рэппера американского и отечественного. Про тюремные сроки Психа, Джинна и Фетиса, участников Объединенной Касты, многие слышали. Сейчас мы видим повторение еще одной американской сюжетной линии. Прошу любить и жаловать: Basta.

Лет так десять назад этот человек звался Баста Хрю или Баста Бастилио. Стартовав вместе в Кастой (вы не найдете его куплетов на “Трехмерных Рифмах“, однако альбом “В Полном Действии” содержит совсем старый “Первый Удар” с его участием), этот ростовский рэппер достаточно быстро отошел в сторону. И его сольная карьера развивалась отнюдь не по канонам психолиры.
Многие поклонники рэпа из южных регионов с удовольствием вспоминают его трек “Моя Игра“, хотя это было не то, чего люди ждали от Ростова. Потом он куда-то пропал – ходили слухи, что сторчался. Верить не хотелось. А этой весной его голос зазвучал в эфире московского радио NEXT – в рамках рубрики “Rap-Story” Basta читал фристайлы в эфире.

Сейчас в его карьере новый этап: он записал материал уже на три альбома. Первый из них должен выйти совсем скоро. Чем не повод поговорить с человеком, стоявшим у истоков одного из самых колоритных рэп-объединений страны?

РОСТОВ-МОСКВА

Basta назначает встречу рядом с уютным баром. Первое удивление – из динамиков заведения доносится трек “Осень“, клип на который он передал нам за неделю до встречи (качайте его в разделе Мультимедиа). На мои распросы “Что это за радио“, Basta все больше отнекивается. В паре десятков шагов по переулку находится конечная точка нашего совместного пути. Клуб “Газгольдер”, заведение без вывески, в стенах которого проводит время московская богема, художники, артисты театра, звезды кино и просто очень состоятельные люди.

Обстановка соответствует: зал на первом этаже совмещает клубный комфорт и домашний уют (камин, кожаные кресла). Basta по-хозяйски распахивает дверь, там нас встречает еще один видный ростовчанин Груз. Автор сборников Hip-Hop FM. Слушателям Касты он должен быть знаком хотя бы по скитам Кузьминишны.

Памятуя о несколько невнятной реакции Басты на собственную песню, спрашиваю:
С какими ощущениями слушаешь свои треки на людях?
Basta: Разные песни по разному. Но в основном мне не нравится слушать их в присутствиии других людей. Когда куда-нибудь прихожу и играет моя песня. Это вызывает во мне смущение что ли…

Голос Басты сильно отличается от того, что можно услышать в песне: хриплый, низкий. Спрашиваю, не простужен ли.
Basta: Просто сейчас не напрягаю голос. Исполнительский прием. Ты просто слышал одну, наверное, песню?

Если не считать песни времен “Касты”, то одну. Услышав о тех временах, Basta усмехается.
Basta: У меня музыкальное образование есть, дирижерское. В разных ситуациях – этим и отличается мой рэп от стилистики других людей – в том, что я использую разные приемы считки.

Памятуя о режиссерском, если не ошибаюсь, образовании Груза, возникает вопрос, не вместе ли вы учились, не в одном ВУЗе?
Не-не-не, мы познакомились в 95 году. Он тогда переехал жить в Ростов, в 96-ом или 95-ом году.

Кстати, с какими ощущениями вспоминаешь те годы, середину 90-х, когда только начиналась Каста?
Светлые только воспоминания. Тогда было все искреннее, чище. Не было ни денег… Когда мы решили сделать Касту, не было и мысли, что это все так продолжится.

То есть был просто творческий порыв и все?
Да. Не творческий, просто необходимость такая была, создания какого-то элемента, прототипом которого являлся Wu-Tang Clan – просто как модель. Потому что было очень много талантливых МС в Ростове. Панама, например, другие пацаны. С Психолириком мы не особо были знакомы, с Влади. Тиданом и Шымоном. Но потом как-то пересеклись. И понеслось. При этом не было еще даже формата, что это будет “восточная” направленность. Несмотря на то, что той Касты уже нет, вспоминаю все это с большим теплом.
МНОГИЕ ГОВОРИЛИ ТОГДА, ЧТО МОЕ ТВОРЧЕСТВО – ПОПСА

А как это выглядело тогда? Ведь, как я понимаю, клубов практически не было…
Не знаю, Бог нам помогал такими моментами, что появлялись люди, готовые, например, выпустить кассету. Был такой человек, Дима, уже и не вспомню фамилии, у него были деньги, и он нам очень реально помогал тогда. У нас был клуб такой, “Duncan-клуб”, где прошел первый концерт Касты и презентация сборника “Первый Удар“. Там присутствовали только свои, но для нас это было очень большим прорывом – та возможность выйти на сцену.  Хорошо, что мы все были разными людьми. С разными ценностями, с разными взглядами на рэп, с различным социальным положением. Кто-то учился в институте, у кого-то были богатые родители, кто-то вел стрит лайф полнейший. Как я – я с детства шатался по подвалам, тянуло меня ко всему этому… Нас, таких разных, в Касту объединило желание быть вместе. Не так много нас было, рэпперов. Но, жизнь была, конечно… На первом “Хип-хоп-пати”, как сейчас помню, кто-то из пацанов наших снял на улице куртку, и к нам вломилось очень много милиции. Прием был. Реальное такое гэнгста, ничего не придумано. Забрали Вольфа, тоже пацика, который был в Касте. Но вспоминаю только хорошее. Хотя лично у меня было много тяжелого, но Каста и то что мы делали тогда – это очень приятные воспоминания.

Но на первом популярном релизе, “Трехмерные Рифмы“, твоих треков не оказалось?
Тут смотри в чем дело. Я не определялся на стилистику, и для меня самым главным был речитатив. И мне важна была музыкальная составляющая. Для меня, как русского человека, самым важным остается гармоничное звучание музыки. И многие говорили тогда, что это попса.
Ну и жизнь у меня была тяжелая, поэтому мне не хотелось писать о жести, о дерьме. Потому что дерьма у меня было очень много. Мне хотелось писать о хорошем. Не о сладком именно, а о хорошем. Амур… Реально. И амур, и жизненные моменты. “Мою игру” я тогда написал.

Многие до сих пор вспоминают.
И мне это приятно. У меня свой путь; хоть я и пересекся с Кастой, но у меня всегда был свой путь и свое отношение к рэпу. Я не приемлю рамок. У меня нет стиля, у меня есть направление, вот в чем все дело. Направление – рэп, речитатив.
“В МОСКВЕ НЕТ ДАЖЕ ПОНЯТИЯ О ФРИСТАЙЛАХ”

Единственным твоим треком, изданным на релизах Касты оказался “Первый Удар“, вышедший на альбоме “В Полном Действии“.
Где-где?

На сборнике Объединенной Касты “В Полном Действии“.
Ну возможно, возможно. Дело в том, что я не слежу за творчеством Касты, не интересуюсь. Потому что я сам из Ростова. Все что там говорится, я все знаю. Знаю людей, которые читают, знаю, о чем они будут читать, и о чем они могут читать. Я вообще пишу рэп не для рэпперов. Потому что рэпперам рэп не нужен. Людям, которые живут этой жизнью, им неинтересно то, о чем я читаю.
Люди 15-16 лет – я не считаю, что они живут рэпом. Это просто молодые люди, которые увлекаются этой музыкой. Но не живут ей. Мне интересно знаешь как… Вот был в Ростове недавно, дал свой диск ребятам старшим, люди, которые не имеют отношения ни к рэпу, ни к чему: Ву-тэнг, там, мутэнг… Они говорят: “Это нравится, это не нравится”. Для меня это самая важная оценка, людей, которые находятся вне культуры.

А много ли в Ростове сейчас сильных МС?
Куча. Они наступают и наступают. Очень много реальных. И я знаешь что заметил… Вот сколько я живу в Москве, а я читаю фристайлы, и в Москве нет реально вообще даже понятия о фристайлах. А в Ростове очень круто обстоит дело с фристайлом. Не знаю почему, у нас традиции жирнее что ли.

Мне кажется подход разный, и те фристайлы, что читает в Ростове Панама, которые там “на ура”, здесь вообще их не воспринимают.
Не знаю, то что я читал там, читаю и здесь. Я вот бился с Драго. Просто, ну, грязно было, не ожидал, что человек, которому дается в руки микрофон может говорить матом и так далее. Сегодня должна была быть сатисфакция, но сказали, что лучше не надо. Я предложил сделать все по правилам, чтобы темы были из зала, но почему-то организаторы предпочли избежать этого столкновения. А так, к фристайлу я всегда готов.
Не знаю, вот из русского рэпа мне нравится реально только Смоки Мо. Потому что мне нравится рэп тех людей, которых я знаю более-менее. Потому что рэп все равно выдуманный мир, лирика и музыка. Все равно это придумано.

Ну там же есть и реальные вещи. Реальные вещи плюс фантазия человека.
Ну я же вот и говорю, это все равно выдуманный мир. Имеет место фантазия. Поэтому когда я слушаю стихи Груза, я знаю кто это такой и что лежит за этими стихами. Что это не просто бла-бла-бла, а какая-то правда. Я не беру вопрос там Кровостока, это успешный коммерческий проект с красивыми выдуманными байками, это интересно… Но настоящий рэп это шансон. По-любому, как бы кто не крутил.
Конечно, сотне тысяч будет интересно послушать о том, что “биты старые, басы гитарные” и тому подобные вещи – детям, которые сейчас садятся за компьютер, я разговаривал с Шыми об этом. Но… а как же правда?
Такое ощущение, что вся остальная правда обходится стороной. “Мы не читаем про любовь, потому что это сладко” – а любовь то есть! Вопрос в умении передать ее так, чтобы каждый второй мог понять о чем ты говоришь. Скажем, песня “Сестра” у Касты мне не нравится. Ну, грязь. Песня “Ревность” мне нравится. Тут очень тонкая грань. То есть, бывают такие проекты: “мы не поем про любовь, потому что попса“, но петь про любовь надо, и ее пытаются сделать более андеграундной. А есть простейшие тексты, которые по-настоящему отзываются. Простые слова “я тебя люблю“.

Что ты думаешь о песне Многоточия “В Жизни так Бывает“?
Ну, прикольно. Реальный андеграунд. Вот это и есть реальный андеграунд. Это пригороды Москвы. Мне нравится.

С участниками Касты ты поддерживаешь отношения?
Видимся. С Влади редко – последний раз виделись, когда Смоки Мо в “Атриуме” выступал, я там фристайлы читал. Виделся с ним, общался. С Шыми часто. Он даже пытался помочь нам с выпуском альбома на Respect Production. Не получилось, ну и слава Богу, форматы совершенно разные. Я это понимал прекрасно и особо не рассчитывал.

В Москве давно уже живешь?
Девять, нет, десять месяцев. И это самые продуктивные десять месяцев за все время, после того, как я перестал употреблять фуфло всевозможное.

Был и такой период?
Да. Очень тяжелый для меня. Период в котором я потерял все. И слава Богу – потому что сейчас приобретено много настоящего. И за это время, за два с лишним года, сделано очень много музыки. Три альбома сделано. Альбом, на который снят клип – это музыка с 97-го по 2002 год. Уже сделаны еще в Ростове песни на второй альбом, и в Москве – третий. В неделю по песне – наш девиз. По-любому.

Конвейер?
Basta: Нет, не конвейер. Слава Богу здесь, в этом месте, в нашем коллективе не существует такого понятия как конвейер. Все делается как хочется мне и когда хочется.
Груз: Просто слишком долго у него не было времени на самого себя, в течение которого он отсутствовал, употребляя. А мысли то складывались.

Когда говоришь о коллективе, кого имеешь в виду?
Basta: Это очень много людей. Это и Богдан Титомир, старичок олдскульный. Очень много поэтов-авангардистов, художников и просто хороших людей. При этом у меня нет продюсера, нет директора, нет промоутера.
Груз: Даже нет контрактов. Знаешь, вот, шоу-бизнес есть? Забудь. Мы отменили шоу-бизнес.
Basta: Вот в чем все дело. Вопрос доверия избавляет от конвейера.

А в чем роль Богдана Титомира в проекте?
Basta: Просто хороший человек, на самом деле. Позитивно всегда влияет. Он сейчас записал альбом, я ему подарил там две песенки. И еще это человек, который по непонятному расположению звезд может сказать какую-то вещь, которая очень нужна в данный момент: в музыке, в стихах или просто по жизни. Просто большинство людей знает его с другой стороны. А я знаю его как хорошего человека: да, сумасшедшего, крейзи, спонтанного. Но по-любому он является культовой личностью: он приезжает в город и на посту ему отдают честь, чему я был свидетелем.

НЕПРИЯТНЫЙ ОСАДОК

Расскажи о своем сотрудничестве с радио NEXT. Продолжается ли оно?
Basta: Эээ… Очень, очень плохо. Радио Next в аспекте каких-то своих внутренних коммерческих ситуаций, финансовых неразъясненностей и желания заработать на выходе моего альбома, выморозить мои треки в ротацию… вызвали у меня бешенство просто и пришлось прекратить все это. К сожалению. Хотя мне это очень нравилось, фристайл, записанный в эфире.

Это на самом деле люди звонили или все сочинялось?
Basta: Нет-нет, звонили. Хотя бывало, допустим, моя ситуация, и мне кайф о ней сказать. То есть, я здесь не лукавлю, говорю как есть. Ситуация, которая меня вымораживает. Естественно, приходилось соблюдать форму – звонок и ответ. А так это были звонки простых людей. Мне нравилось… Не знаю, просто я столкнулся с рэпом в большой концентрации, где деньги и тому подобные вещи. И у меня остался очень большой неприятный осадок. Промоутеры, Толмацкий и тому подобные вещи… Рана какая-то у меня от всего этого.

Сейчас с этой радиостанцией ты ничего общего не имеешь?
Basta: Нет, играет там песня моя “Сложно”. Про любовь тоже, естественно. Потому что она первое место заняла в хит-параде, и ее не могут выкинуть. А вообще, знаешь, я из-за этого не парюсь. Я десять лет этим занимаюсь, я прошел слишком долгий путь, чтобы идти на уступки каким-то людям, которые нечистоплотные в своих словах и поступках. Делаю свое дело. После Нового года поедем в лагере строгого режима выступать. Там будем снимать видео второе, на песню “Мама”. Так получилось, что нам помогли… определенные люди.

РОСТОВ – МАЛЕНЬКИЙ ЛИВЕРПУЛЬ

Интересно услышать твое мнение, откуда эта криминальная нотка в творчестве рэпперов из Ростова? Ведь в их творчестве эта нотка звучала или звучит громче, чем в остальном рэпе. Если брать Касту или людей, которые ее окружают – тех же Песочных, того же Фетиса, которые сидели – почему так получается? С чем это связано, на твой взгляд?
Basta: Ты знаешь – горячая кровь. Все истоки только оттуда, из-за горячей южной крови. И образ жизни, то что стали читать рэп – это не главное. Нас объединяет, то что мы выросли в Ростове, ростовские понятия, ростовские принципы. А рэп это все потом. А кто меня встречает в Ростове? Всегда старшие товарищи, которые связаны так или иначе. А что, в Ростове каждый знает что такое мусора. Каждого принимали минимум с дурью. Каждого “убивали” мусора, каждого долбили, кто-то с кого-то получал, кто-то на кого-то наваливал.
Груз: Мы жизнь не по текстам других групп знаем.
Basta: Ростов – это маленький Ливерпуль.
Груз: Где предложение превышает спрос.
Basta: У нас на квадратный метр три вора. Но при этом я не пою о том, что я, там, жулик крутой. Я просто знаю все это.
Груз: Вот поэтому и “не пою”. В чем кайф Басты, в том, что он абстрагируется от всего от этого. Не зацикливает свое внимание на таких вещах, как Каста “Про Макса“, допустим, сделала – да, хороший драматический ход. Или инцестная песня “Сестра“, это вообще я чего-то не могу понять, исходя из чего. Или про стритрэйсинг – ну не знаю… Я когда Шыму сказал, Миша, тебе 26 лет, неужели тебе хочется выступать для 13-летних детей? Конечно они будут смотреть на тебя снизу вверх, потому что они этого еще не понимают. А сделать так, чтобы сверстников доперло… Потому что они пригружают своим напором, они хотят чего-нибудь принести. Basta несет в себе позитивное, хорошее настроение, в этом есть прелесть его песен. И так знаешь – грязи достаточно. А он эту грязь откидывает, потому что сам знает, что такое негатив, и этот негативом не хочет нести.
Basta: Не надо только ставить знак равенства между позитивом и чем-то сладким и розовым. Цель моего рэпа – показать, что выход есть всегда, в любой ситуации. Не дать иллюзию счастью в музыке. А сказать, что счастье есть, вот оно – перед вами.

BASTA, КАСТА И WU-TANG

Что ты думаешь о коммерции в рэпе?
Basta: Я уважаю творчество любых артистов. Я знаком и с такими людьми как Тимати и отлично к ним отношусь. Это талантливые промоутеры, которые делают свое дело и зарабатывают деньги. И ничего в этом плохого.
Груз: Самое смешное, про ту же самую Касту, которая фактически коммерцию делает – “Капсулы Скорости“, саундтреки к “Антикиллеру”, то есть чисто коммерческие ходы. Просто у них есть куча поклонников, за счет того, что они на первом альбоме не соврали, сказали все как есть. А дальше пошла чистая коммерция, и в этом заслуга их продюсера, Аркадия. Именно заслуга, не вина. Ребята просто смогли сформулировать в себе какие-то четкие вариации того, что надо продолжать максимально – не знаю, честно-нечестно – делать и деньги и рэп. Сейчас никто не говорит про Касту, что мол это коммерческий рэп. Потому что только хорошее надо говорить о Касте, за былые заслуги. А, допустим, мое отношение к альбому “Феникс” неоднозначное. Я не слышал ни разу, чтобы Баста слушал Касту. Это не потому что какие-то там противоречия.

Возвращаясь к вопросу о коммерции, а вам не кажется что альбом Касты “Громче воды, выше травы” был вполне коммерческим и попал в конъюнктуру?
Basta: Вполне коммерческим? Вполне правдивым! Это самый убойный альбом…
Груз: Он коммерческий, потому что честным был.
Basta: Он честный был.

Я не ставлю под сомнение честность.
Груз: Нет, коммерческим он был, потому что, давай, потому что страна устала от Влада Валова на тот момент. И не было ничего нового. Первый альбом они не могли сделать коммерческим, потому что велико было влияние Объединенной Касты на саму Касту. Потому что пацаны бы не поняли, сказали бы: “Ноу респект”.
Basta: Это был настоящий пацанячий альбом, понимаешь? Скажи, ты сейчас часто видишь втроем их? Вот я хочу вернуться к тому, о чем мы говорили в начале, о Касте – вместе. Понимаешь? Я сейчас выступаю, со мной ди-джей и на бэк-вокале Раста. Мы живем вместе, живем одной идеей, один организм. Первый альбом Касты был реально правдивым, потому что он создавался когда не было ничего.
Груз: Каждый день стрелки, тусовки.
Basta: Все было правдиво. Сейчас я знаю примерно даже о чем будет следующий альбом Касты. Будет обязательно пять саг от Хамиля, где безумный правитель, воины… Будет песня про дурь, песня про Ростов, будут обязательно восточные биты, восточные аранжировки.
Груз: И одна коллективная, ты забыл сказать, хор рэпперов.
Basta: И ничего нового. Когда я слышал Смоки Мо – для меня это было открытием многих вещей. У меня на втором альбоме будет такой разброс – от и до, все что хочешь. Не потому, что я хочу захватить большой рынок, а потому что каждый день разное настроение. Потому что я не хочу слушать саги, я знаю, о чем они, я знаю финалы саг.
Груз: Потому что тебе 25 лет, а не 13. Ты не входишь в целевую аудиторию группы Каста.
Basta: Наверное в Ростове по прежнему склонны равняться на Wu-Tang Clan, на RZA.

А ты действительно чувствуешь хоть что-то от Wu-Tang в современном творчестве Касты? По-моему это было слышно в 99 году.
Basta: Это осталось, по-любому.

Что например?
Basta: Музыка, подача.
Груз: Что от Wu-Tang осталось? Позиционирование.

Какое позиционирование?
Груз: Ну вот эти вот саги, их под бит западного подбережья не получится долбить вот эту сагу. Потому что там слишком мелодично. А здесь вот четко конкретно – взял ухо и давай в это ухо падать.
Basta: У Касты да, правильный голос, правильная лирика, правильные аранжировки, правильные бэк-вокалы, уровень сведения – все отлично. Но ничего нового. Мне неинтересно. Мне очень понравилась песня Змея “Не буди жену”. Вот это мне очень понравилось. И Змей вообще очень сильно вырос, читака крутейший.
Груз: А если говорить о Басте, ты вообще с его творчеством знаком?

Очень поверхностно.
Груз: Вот видимо в этом вся штука, видимо в силу незнакомства с творчеством мы говорим в основном не о Басте, а о Касте. Да, этот человек когда-то имел отношение, как показало время – косвенно. А если говорить об этом человеке, то это реальная звезда. Ну это star, стопудово, тут просто вопрос времени. Я приехал в Ростов в 99 году, первый творческий человек, с которым я там познакомился, это был Баста. Потом у нас много чего было и хорошего и плохого, но сейчас, когда он перестал, за эти два с половиной года, изменилось все. И я его просто зауважал. Вот есть такое высказывание, “на небесах будет больше радости одному грешнику каявшемуся, нежели ста праведникам, не имеющим нужды в покаянии“. Он все это прошел, и нашел в себе силы отказаться, и отказывается по сей день каждый день.

Источник: http://www.rap.ru/reading/1079 и http://www.rap.ru/reading/1080

Рейтинг: 0

Похожие записи 

231 запросов. 1,852 секунд. 48.7822494506842 Мб

×
лого

 

или

Восстановить пароль
лого

 

или

Пароль не введён
Вход-03 Регистрация