Чтиво
07.09.2017

Большое интервью: SOULOUD о новом альбоме, R&B в России и планах на будущее

Интервьюер: Полина Сребницкая 


Уже завтра в нашем паблике состоится эксклюзивная премьера нового EP от SOULOUD’a — R&B-исполнителя, попавшего в наш список главных новичков 2017-ого года. В отличие от «НМБО», вышедшего весной, свежий «Better Call Soul» — более взрослый и продуманный проект, сочетающий future bass и томные мотивы канадского ритм-н-блюза. В преддверии релиза и масштабного тура с Thomas Mraz, исполнитель рассказал нашему сайту о процессе записи нового проекта, своём творческом пути и планах на будущее.


О ТВОРЧЕСКОМ ПУТИ:

Процесс становления меня как музыканта шёл очень долго и продолжается до сих пор. Я всегда чувствовал, что хочу делать музыку, но лет до 16 жил совсем другими интересами, пока в один момент в голове не стрельнуло: «Чёрт, мужик, если ты сейчас не начнёшь делать то, что тебе действительно нравится, то ничего достойного в жизни так и не сделаешь». В детстве, лет в 7, я начал писать стихи. Ну, знаешь, такие глупые детские стихи: про то, что на улице хорошая погода или у кого-то день рождения. Про существование русского хип-хопа я тогда не подозревал, в школе слушал только то, что крутили по МТВ и другим музыкальным каналам. В шестом классе моя подруга подарила мне альбом Гуфа, я немного прошарился, слушал Centr, Басту, Marselle, да и всех, кто тогда рулил. А в следующие пять лет полностью выпал из русского музыкального сегмента. Котировал только зарубежную альтернативу, и, как любой рокер, говорил, что русский рэп — это говно (смеётся). Параллельно с этим играл на гитаре, неудачно пытался сколотить рок-группу с другом, а потом, будучи уже подростком, снова пробовал себя в поэзии. В то же время, кстати, я увидел какой-то выпуск Versus’а, потом посмотрел все баттлы за день и ох*ел от того, что в России за эти 5 лет появилась живая и довольно-таки развитая хип-хоп-культура. Я тогда закинул в плеер треки почти всех участников первых баттлов, подумал, что такого я ещё не слышал, мне захотелось разобраться, как они это делают. Постепенно начал вникать, подписался на РиП, когда там было тысяч 100 подписчиков и начал пробовать делать свои песни. Оборудовал домашнюю студию, учился записывать, сводить, рифмовать и читать, получалось очень плохо (смеется)

Все изменилось около двух лет назад. Тогда в моей жизни пропала какая-либо точка опоры: учёба, друзья, отношения, здоровье — фиаско по всем фронтам. Тогда я с головой ушёл в музыку. Около 2-ух месяцев практически не выходил из дома, поставил себе цель: 1 день — 1 готовая песня. Просыпался, искал бит, писал текст, записывал, сводил, ложился спать — и так по кругу.

В какой-то момент я понял, что устал записываться один, хотелось другого подхода, более серьёзного, что ли. Ближайшая к моему дому студия оказалась каким-то магическим образом, идеальным местом для меня. Там я нашёл поддержку, близких по духу людей, оценил осознанный подход к созданию музыки, понял, что запись — это такой же творческий процесс, как и написание текстов. Через несколько месяцев работы мне стали нравиться треки, которые мы с Асей — мой звукарь и идейный вдохновитель — начали делать, примерно через год вышел «НМБО». Так появился SOULOUD.


«Синий экзорцист» и участие на компиляционном микстейпе «#VILLAINSUNITED3» стали отправной точкой для карьеры SOULOUD.


О СОЗДАНИИ ПЕРВОГО АЛЬБОМА И УСПЕХЕ ПОСЛЕ ЕГО ВЫХОДА:

НМБО родился целиком на Art Jungle’e (прим. ред. — студия звукозаписи в Москве). Я всё время проводил либо дома, либо на студии — постоянно писал музыку. Всего песен было написано штук 30, из которых в альбом вошли только 8. Процесс записи проходил довольно тяжело, мы много раз всё переделывали и перезаписывали в течение года, надеюсь, это стоило того. Практически за год до выпуска я написал Акваликвиду, Локимину, Томасу, Енику, закинул демки, договорился о фитах. Ты можешь быть сколько угодно талантливым, но без них (прим. ред. — фитов) никуда, если ты ноунейм. Настроение альбома вышло скорее депрессивным, в силу тогдашнего моего состояния. Я далеко не на 100% доволен им, так как не смог закончить всё с тем же запалом, с каким начал. С новым альбомом я себе такого не позволил, мы очень много работали, сделали за 2 месяца то, что я до этого делал за год. Конечно, не без своих сложностей и проблем, но а как иначе?

Не могу сказать, что после выхода НМБО что-то кардинально изменилось. Я просто окончательно осознал, что музыка для меня всё. Забавно, первые две недели после выхода альбома я думал, что исписался, не знал, о чем говорить дальше. Но потом отдохнул, переслушал и понял, что просто заложил неплохой фундамент на будущее . С точки зрения качества — альбом не лучший. Но с точки зрения вложенных сил, боли, искренности – это был мой максимум. Какого-то особого успеха и фанатизма в мою сторону я не почувствовал. Где-то иногда узнают, ВК пишут. Это круто, я всегда рад пообщаться, если люди адекватные. Да и хорошо, что всё так, хайп мешает нормально жить и отвлекает от творчества.


Дебютный проект исполнителя с гостевыми партиями от Thomas Mraz и Loqiemean. 


О ТУРЕ С BOOKING MACHINE:

За это огромная благодарность Томасу. Мы лично познакомились совсем недавно, он, наверное, что-то увидел в моей музыке и захотел помочь – спасибо, бро. Также, после выпуска НМБО, мы списались с Ильёй Мамаем, он спросил про сведение, мы пообщались, какой-то коннект наладили, клёвый чувак. Спустя пару месяцев после выпуска альбома, я предложил Алмасу снять клип на «Магию», а он в ответ предложил поехать с ним в тур. Неожиданно было, люблю такие моменты. Ехать с «НМБО» — не вариант, он слишком личный и камерный, да и мироощущение за это время у меня изменилось в лучшую сторону. В общем, мне захотелось сделать что-то более живое и объёмное, надеюсь, получилось. Так что в туре буду презентовать новинки, плюс несколько старых треков.

До этого я выступал только на небольших площадках. Последний раз был на фестивале современного искусства DOCA. Было человек cто, я стоял, люди сидели, всё почти как в театре, забавно ведь. Но опыт крутой, я чувствовал отдачу людей — это классно. В туре всё, конечно, будет масштабнее, жду не дождусь уже. Я понимаю, что это совсем другой уровень, сделаю всё, что в моих силах, чтобы было круто . Уверен, всё получится.

О ПЛАНАХ НА БУДУЩЕЕ:

О планах? Если брать очень долгосрочную перспективу, я планирую стать профессиональным музыкантом, хочу поступить на джазовый вокал, по-настоящему изучать музыку, прокачиваться. Иначе я не смогу до конца самореализоваться. Надеюсь, не передумаю. Если брать карьеру — после тура буду писать ещё один релиз, вообще не хочу останавливаться. Когда пишу, я как-будто в защитном поле от внешнего мира, мне так комфортно. Это не значит, что будет 5 альбомов в год, просто мне нужно постоянно писать, чтобы оставаться в творческой форме.

Над «НМБО» я работал слишком долго, над новым альбомом – наоборот: 1,5-2 месяца в диком режиме и постоянном напряжении, что тоже неправильно. Так что в работе над следующим релизом хочу все сбалансировать: никакой спешки и погони за сроками, но при этом без необоснованных задержек. Что еще? После тура собираюсь возвращаться в университет, за год в академе почувствовал невероятно сильный информационный голод, да и нужно откуда-то черпать вдохновение и как-то накапливать бэкграунд.

Если брать музыку – хочу сделать две концертных программы: одну классическую (под биты) а вторую — джазовую, с гитаристом, пианистом и саксофонистом, например. Хочу переделать весь материал для исполнения с живым бэндом, но для этого пока нет времени и ресурсов.

ОБ R&B В РОССИИ:

Нео-R&B-артистов в России сейчас довольно мало, и, конечно, мы практически все общаемся. Thomas Mraz, Enique, Kid Sole, T-Fest, Aqualiquid, Nastra и Needow — вот, пожалуй, и весь первый эшелон. А если говорить о культуре в целом, то в России она одна из самых быстро развивающихся и перспективных, людям становится интереснее слушать того, кто поёт и читает, чем того, кто делает либо одно, либо другое. Тут всё зависит от нас самих: если мы будем делать отличную музыку, которой в России ещё не было и которая, теоретически, может конкурировать с Западом — то с жанром всё будет хорошо. Рэп и R&B довольно близки, я считаю, хотя тут всё субъективно, строгих рамок жанра нет и каждый делает, что хочет. Музыка Кид Соула, например, ближе к попсе, нежели к хип-хопу, Enique утверждает, что R&B не поют, а читают по нотам. Сколько артистов, столько и мнений. Лично у меня всё связанно с настроением, иногда хочется быть ближе к хип-хопу, иногда делать чистый соул или R&B, а иногда смешать их во что-то непонятное. В целом, хочу делать интересную разноплановую музыку, любой жанр хорош, главное то — насколько сильно ты выкладываешься и стараешься.


На момент публикации интервью — единственный клип Вовы. Трек «Модная вещь» как раз был записан с одним из самых известных представителей «новой школы» R&B в стране. 


О ХИП-ХОП КУЛЬТУРЕ В РОССИИ И МИРЕ:

Я хочу чтобы культура, в которой мы с тобой вертимся сейчас, стала в нашей стране доминирующей. Она этого заслуживает. Мне хип-хоп импонирует тем, что в нём самовыражение выходит на передний план. Условный Олег ЛСП, как мне кажется, пишет свою музыку и не думает, понравится ли одна людям или нет: он делает в первую очередь для себя. И я хочу, чтобы слушатель понимал это и слышал, когда ему врут или недоговаривают. Для каждого музыканта его творения должны быть чем-то сакральным, и, если в своей музыке ты неискренен, это увидят все. Когда Скриптонит рассказывает, в каких условиях он жил, и делает это так, как только он и умеет, ему верит каждый без исключения — и это здорово.

В других музыкальных направлениях, по крайней мере в России, такого нет. В нашей стране попса направлена исключительно на наглое выкачивание денег, в ней мало личного. Да, это сделано качественно, многие из них действительно хорошо поют, но это всё обман, который большинство населения с аппетитом съедает.

О ЗНАЧЕНИИ МУЗЫКИ:

Музыка для меня — это в первую очередь лекарство от депрессии и проблем. Мне бы очень хотелось, чтобы моя музыка помогала людям в жизненных трудностях и, несмотря на где-то мрачное звучание, несла в подкорке какой-то позитивный вайб.

Это важно в эпоху идолов, напрямую призывающих к употреблению, суициду и так далее. Зачем? Искренне хочу, чтобы планка русскоязычной музыки поднялась. Запад не уронить, пока артисты не начнут серьёзно относится к своей профессии и своему материалу, а слушатели — фильтровать контент и требовать большего. Общество порождает гениев, когда ему это необходимо, сейчас, как мне кажется, тот самый момент.


Ремикс на песню Kyle «Really? Yeah» был представлен в июле как первый сингл с «Better Call Soul». 

Рейтинг: 0
Теги:
лого

 

или


Восстановить пароль
лого

 

или


Пароль не введён
Вход-03 Регистрация