логотип

Интервью Басты для газеты МК – “Мне не Место на “Голубом огоньке” (2010)

Три года назад “МеgaБит” впервые рассказывал о скандалисте и хулигане Ноггано, которым оказался Василий Вакуленко, довольно известный на тот момент рэпер Баста. С тех пор и Ноггано и Баста выпустили не по одному альбому. За оба проекта Василий был награжден различными альтернативными премиями и превратился в одного из самых влиятельных российских рэперов. Его студия на “Курской” стала едва ли не священным местом для юных рэперов со всей страны. Проект Ноггано породил моду на матерщинный быдло-рэп, которым года полтора назад был завален весь Интернет. И только после того, как стало ясно, что смешнее Ноггано пока написать никто не может, на рэп-грядке стали культивировать музыку “реальных пацанов” с городских окраин. Три года назад мы и предположить не могли, что Баста-Ноггано перевернет молодежную культуру вверх дном. Сегодня “MegaБит” снова в гостях у Василия.

огда мы выпускали первый альбом Ноггано, я не ожидал такой реакции, не думал, что людям так это все понравится, что эта неоднозначная музыка многих зацепит, — вспоминает Вася. — Но, как видишь, все это переросло в серьезную большую работу, крупный проект. Ноггано повлиял на Басту, Баста — на Ноггано. Все стало более взрослым, осознанным, смелым. Интересно, что эту музыку слушают совершенно разные люди — и по возрасту, и по профессиям, люди из разных социальных слоев, с разными жизненными взглядами.

Отразилась ли вся эта популярность на кассе?
Конечно, стало больше концертов, людей, слушающих нас, стало в десятки раз больше. Мы провели большую работу по клипам, по Интернету… На гастроли выезжаем регулярно — 2-3 раза в неделю.

Может ли рэп в нашей стране стать стадионным?
Нет. Мы с Гуфом собрали в “Зеленом театре” пять тысяч человек, такие залы можно собирать в миллионниках при хорошей рекламе. Все зависит от площадок и их возможностей. К тому же наша публика совсем недавно стала ходить на концерты. До Шевчука нам далеко. Я понимаю, что концерты Ноггано не могут происходить в больших залах, это достаточно камерная музыка, во время выступления нужен близкий контакт со зрителями. Вот концерты Басты — да, там и музыку живьем можно играть.

Какие сейчас идут процессы в русском рэпе?
Тинейджерская борьба. Нашему более-менее понятному рэпу — 15—16 лет. Сейчас период взросления, сомнений, воспитания. Рок уже на стадии старения, он стал архаичным, четким и понятным. Круто, что рэп еще достаточно юный, дерзкий, как все молодые люди. Мне нравится, что серьезный подъем рэпа совпал с интересными событиями в стране, переломными драматическими моментами. Это напоминает время, когда рок был в таком же положении — все проходило в небольших ДК, было подпольно, тяжело и трудно.

Вы с Гуфом выпустили совместный альбом. Все ли, что вы планировали, туда вошло?
Многие треки остались недоделанными, лежат на рабочем столе. И опять я не ожидал, что будет такое усиленное внимание к альбому! Он вышел четыре недели назад, а люди на концертах уже знают все тексты наизусть. Кстати, до этого появлялись фальшивые альбомы, к которым мы не имеем отношения. Например, альбом “Вера”, он продавался, люди его покупали. Но это полностью пиратский сборник старых песен. Первый наш совместный трек с Гуфом был “Моя игра”, я позвонил ему и предложил записаться вместе. Потом мы записали несколько совместных треков, которые нас очень порадовали, публика на них хорошо реагировала. Когда накопилось пять-шесть песен, мы поняли, что пора делать альбом. Я писал музыку, создавал идеи песен, делился с Лешей (Гуфом), он вписывал свои куплеты.

Говорят, популярность дорого стоит. Какую цену тебе пришлось заплатить?
Бывает время, когда не хочется ни с кем разговаривать, не хочется ни с кем фотографироваться и ничего подписывать. Бывает, я злюсь очень сильно. Иногда прикрикиваю. Хорошо, что люди, знакомые с нашим творчеством, по песням знают, что мы достаточно лихие, и с пониманием к этому относятся. А так особо меня никто не достает. Близких своих я никогда не забывал. Со старыми друзьями общаюсь так же, как и раньше, в основном они понимают, что я занят — просто стало больше дел. Есть, конечно, люди, которые обижаются, но это жизнь. За это время у меня появились близкие друзья, я продолжаю доверять людям.

В нашей стране мерилом популярности считается появление в новогодних “огоньках”. Рэперов туда приглашают?
Приглашали и на “огоньки”, и на совместные концерты, посвященные разным праздникам. Но я туда не хожу. У меня немного другой путь. Я люблю включать новогодние “огоньки” и стебаться — это реально забавно! Достаточно позитивно смотреть на этих смешных людей. Интересно бывает видеть в этих “огоньках” людей, которые когда-то были в оппозиции. Меня это забавляет и еще раз убеждает в правильности выбора моего пути.

Из твоих песен складывается образ сильного человека, способного на многие поступки. Есть вещи, перед которыми ты бессилен?
Перед мнением других. Повлиять на человеческую оценку себя самого я никак не могу. С этим осознанием мне легче живется, я не пытаюсь манипулировать людьми, чтобы изменить их мнение в мою пользу. Мне важно беспристрастное мнение людей. Если человек мне важен, дорог, могу измениться сам.

Есть вещи, которые ты не можешь простить?
Предательство. Когда начинаю общаться с новыми людьми, говорю: “Я могу простить все, кроме откровенного предательства”. Хотя сам предавал.

И простил себя?
Нет, я с этим живу. Не могу себе простить слабости. Отношусь к людям так, как и к себе. На работе я требовательный до ужаса, достаточно агрессивный даже к друзьям. Но я это делаю только потому, что и с самого себя так же спрашиваю.

Чувствуешь ли, что изменился за эти годы?
Меняюсь в разные стороны. Где-то стал циничнее, злее. Стал сильнее, смелее и добрее. Как Баста и Ноггано, становясь где-то хуже, я где-то становлюсь лучше. Многие говорят, мол, когда у меня родился ребенок, я испытал духовное пробуждение. Со мной это не произошло. Просто мне нравится моя дочка. Она делает меня добрее. Когда я беру ее на руки, она на меня смотрит, я умиляюсь, мне становится хорошо и светло. Ответственность — это даже не чувство, а основное состояние, которое у меня добавилось после рождения Маруси. Ответственность за семью, за жену, за родителей.

Когда я пришла, ты что-то писал у себя в студии наверху. Что, если не секрет?
Это песня для саундтрека к одному фильму. И она получается очень хорошей. Не могу сказать за все свои песни, что они очень хорошие.

Какими ты гордишься?
Из Басты мне нравится “Мама”, “Кастинг”, “Ростов”, “Война”. Из Ноггано “Облака” на стихи Галича, “Армия”, “Птицы”. В основном все это грустные песни.

А ты?
Я разный, как мои песни: грустный, веселый, добрый и злой.

Московский Комсомолец № 25532 от 23 декабря 2010 г.
Источник: http://guf-feat-basta.ucoz.ru/news/intervju_basty_dlja_gazety_mk_mne_ne_mesto_na_golubom_ogonke/2010-12-25-40

 

Рейтинг: 0

Похожие записи 

231 запросов. 1,084 секунд. 48.7269058227542 Мб

×
лого

 

или

Восстановить пароль
лого

 

или

Пароль не введён
Вход-03 Регистрация