логотип

Интервью с Бухенвальд Флава (2014)

bf

 

Дима Гусев давно обещал нам с вами интервью. И вот, наконец, свершилось, и на этот раз Бухенвальд Флава в полном составе. Накануне ребята отыграли отличный концерт в клубе 7 в Москве, и вот мы встретились, чтоб обсудить всё это дело в одном из «беляевских» дворов за столиком с нарисованным шахматным полем. У ребят через несколько часов самолеты в Сибирь. В качестве интервьюеров — околохудожник Сережа Рыба и я — Сара Конор. Этот материал не будет похож на обычные интервью из журналов, это скорее беседа со старыми друзьями, поэтому настоятельно рекомендую взять баночку пива и окунуться в атмосферу.

ill

 

Дим, чем ты в Новосибирске занимаешься?
Дима: Живу, работаю, ворую. Работаю редактором, у меня теперь даже подчиненные есть. Изошел с Лефткоста, на Правом теперь живу.
Рыба: А ты, Дим, скучаешь по Степану Канаде?
Дима: В смысле? Что по нему скучать?
Рыба: Но он же уехал.
Дима: И чё? Уехал, да, уехал. Вот, этот п*дор (показывает на Скула) взял тоже и уехал, что мне теперь скучать по нему что ли? Вот в пятницу на концерт пришел как будто в онлайн вышел — всех там встретил.
Скул: Вчера снимали анимешек типа в костюмах косплейных на Красной площади. Дракошек всяких и покемонов.

Это специально приглашенные анимешки?
Дима: Нет, мы ходили и искали, до кого бы доеб*ться.
Скул: Как Тесак, только добрые.
Дима: На концерте все устраивали политику, зиговали.

12

 

Рыба: А где люди не устраивают политику? Где люди кульурнее? У вас или в Москве?
Скул: В Москве, конечно. В Сибири на тебя всегда смотрят как на жертву. Не важно, местный ты — не местный. Даже не знаю, с кем тусить там буду. Подростки давно выросли.

Саш, а тебя часто путают “своим” называют?
Скул: Хачи-то? Нет. Даже мусора ни разу. Меня зато теперь из-за Versus люди узнают. Короче, Москва — это политика.
Рыба: Ты устал от этого?
Скул: Нет. Устал я от съемного жилья, но выхода нет.
Дима: Жениться не удалось (тычет в подгнившую на безымянном пальце правой руки татуху Скула). Не в этот раз.
Скул: Я думаю, если она и дальше будет так гнить, может сама выведется.
Дима: Палец у тебя отпадет прям по этой линии. На хоккее у нас тренер был Фикус. Пальца у него одного не было, на заводе отхуярил.

А какого пальца не было?
Дима: Да какого-то ненужного, для которого даже названия не придумали.
Скул: Свадебный палец. Как у меня. Даме моей набили у нее все заебись, она ухаживала.
Рыба: Тогда почему твоя выглядит так дерьмово?
Дима: Она-то заебись замуж вышла.
Скул: Я после свадьбы тусовался два дня вообще в антисанитарии.
Дима: Он у ветерана тусовался. Расскажи историю про яички?
Скул: Во вторник поехали вписываться к типу, а у него дед-ветеран, парализованный. Он нас в комнату к этому деду и вписал. А сам тип с какими-то проститутками местными всю ночь нюхал порох. Мы проснулись от того, что этот чел деда голого брызгает из пульверизатора и кричит “Дед, яички протри!“. У внука-ветерана все ебало в порошке. Мы просто охуели и ушли оттуд. Вот некий В****** воспитал такое поколение этих наркоманов.

Ребят, себя вы считаете еще не потерянным поколением?
Скул: С хуя ли мы потерянные? Надежда человечества.
Дима: Нас даже кое-где называют надеждой Сибири.
Скул: Ходили вот как-то с подругой квартиру снимать. Наебенились как черти, меня вообще везде на хуй послали, вот так я и докатился до м. Беляево.
Рыба: Когда вернешься, не тут уже будешь жить?
Скул: Пока не знаю, видишь, сейчас после отпуска денег нихуя нет. Мы ж как всегда ничего не заработали на концерте. 150 человек на концерте было. По билетам сотка и по впискам человек 60. Ну а что — в лучшие годы в 2011 году было 200 человек. Спустя три года 150. Я считаю, это неплохой результат. Вообще я много ходил в Москве на реп концерты, но такой бодрой хуйни как на нашем еще никогда не видел, чтоб люди со сцены прыгали, мошились и т.д. Сейчас в Москве мода питерская началась, им уже просто стоять не нравится, вот все и орут — беснуются.
Рыба: У вас ребята больше никогда не будет веселых песен в стиле “Воруй-убивай“?
Скул: Не знаю, все песни у нас выходят в свое время. Даже вот песня “Путинка” вышла. Прямо когда Крым нашим стал. На видео с концерта был охуенный видос, когда люди просто стоят и орут “Путин! Путин!

21
Скул: Мы как-то раз шли с Егором с дня рождения очень пафосного журнала, с фуршета в Кортъярд Марриотт, дико там улудившись. И нашли на помойке ящик алкогольныъ коктелей и вина. Вино выпили, а коктейли раздали алкоголикам в коммуналке.

Как удается за хату платить, если никто не работает? Где берете деньги?
Скул: Воруем.
Дима: Друг у друга. Вон один даже сандали украл как-то.
Скул: Так и живут политики в Москве. А работать и в Сибири можно.

А вступить в политическую партию никогда не было никакого желания?
Скул: Я бы вступил в ЕдРо.
Дима: А мне на хуй это не надо. Там же повинности всякие. Я просто боюсь, если Путина расстреляют, то и нас вместе с ним.
Скул: Ребята, сегодня праздник, давайте я вам подарок подарю.

3

 

Рыба: Это правда, что всю Сибирь захлестнули легальные смеси “спайсы”?
Дима: Вы что не смотрели легендарный видос “Очередь за наркотиками в Новосибирске“? Охуенно. Зимой, минус 30, стоит очередь человек 15 у тачки.
Рыба: У тебя есть, Саша, какие-то планы на ближайшие пару-тройку лет.
Скул: Я чё еб*нутый? Ну жениться там на москвичке, съебать из России в Тайланд. Трапов ебать там.
Дима: Вот в Новосибирске был мэр, мировой человек, он даже дольше Путина правил. Он всегда говорил на любую ху*ню просто: “Жизнь Покажет“.

Как относитесь к обстановке на Украине?
Дима: Мы к ней не относимся.
Рыба: Вы не радовались, когда всё только началось, что они так с ментами поступали?
Дима: Мне нравилось смотреть-угарать, как они там с мечами и с копьями бегали. Ну а через 2 месяца уже такое пошло…
Скул: А я сразу знал, что они все обосрутся в итоге. Дикари, я злорадствовал.
Рыба: Один же чел с Украины как-то предлагал устроить коллективу БФ гастроли по Украине в поддержку Майдана, почему вы не поддержали?
Дима: Я ему тогда так и сказал: “Жизнь покажет, чувак“.
Скул: Я всегда был за БЕРКУТ. Даже аватарку вк такую поставил.
Рыба: Ты достаточно противоречивый человек, Александр.

Ты всегда делаешь то, что не признают другие, да?
Скул: Я бы, кстати, вступил в партию “Против всех”. Люди обессиленные взяли бы и проголосовали.
Дима: У нас Паук от этой партии в мэры избирался.
Рыба: А Паук в курсе, что он не изберется мэром Новосибирска?
Дима: Ну, он уже не избрался. Коммунист — мэр Новосиба. Скоро мавзолей к себе перетащим. Он уже сказал, что все памятники Ленину, что на Украине снесли, в Сибирь увезет.
Скул: А мы вот недавно ползали под Москвой по всяким катакомбам, под Красной Площадью и решили спиздить Ленина из мавзолея, чтоб похоронить его по христианским обычаям.

То-то мавзолей сейчас закрыт.
Скул: Вот Пусси Райт говно сделали, а мы бы внатуре добро бы сделали, за нас сразу Патриарх бы вписался, подумаешь, отсидели бы год, зато потом всю жизнь можно не работать.

Ты планируешь сесть вообще?
Скул: Нет, конечно. Планирую только политикой заниматься.
Рыба: Да у вас всё называется “политикой заниматься”.
Скул: В Москве потому что одна политика.

Какая самая унизительная работа была у вас?
Дима: Я раньше возил на зону мыло, ещё в Братске. Белизну, чтоб параши мыть, и мыло в баньку.
Ребята хором: Мыло сразу на пол кидал.

А у тебя, Саш?
Скул: У меня всю жизнь была одна работа. Маркетолог.
Рыба: На счет твоей работы маркетологом, много ли ты поднял денег за тот коммерческий ролик про йогурты?
Скул: Ну я работал на телевидении. Да нихуя не заплатили.
Рыба: А кем ты работал на телевидении?
Скул: Редактор, ну это я писал сценарии ко всем этим роликам.
Рыба: Вот к этому ролику? К ЭТОЙ ПОЕБОТЕ?
Скул: Ну да. Еще одна из моих работ средство для массажа простаты. Я даже сам в рекламе этого средства снимался.
Дима: И какой там сюжет?
Скул: Ну я такой типа захожу. Мне там один мерзкий человек давай впаривать, что мне нужен массаж простаты, грелка какая-то для жопы. Как-то так.

Массаж вроде как полезен должен быть.
Скул: На зону надо этот массажер. Санаторий на зоне открыть. В петушиную хату.
Рыба: Кстати о зоне. Ведь творчество коллектива БФ как раз таки и начиналось со всяких ультраправых околофутбольных песен…
Дима: Нет, мы хотели на конкурсе реперов местном спеть про Гитлера и героин, всю чернуху собрать.
Рыба: Ну, потом вы стали петь про то как на Руси скорбно и все такое.
Скул: Не, после Гитлера что-то другое было.
Рыба: Ну, а потом веселуха пошла. Альбом “Заводной Помидор” бодрые песенки, мой любимый альбом, короче спасибо вам за это, ребята.
Скул: А мне наоборот не нравится этот альбом. Мне нравится тот, который следующий “Моя Борьба” ну еще и вот крайний. Больше ничё не нравится.
Рыба: Я к тому, что творчество все равно будет изменяться вместе с вами, если вы не завершите.
Дима: А мы решили всё — панк-рок играть.
Скул: Да похуй, что загадывать? Жизнь покажет. Вот мы два года не пели, а вот взяли и альбом выпустили.

Ребята, а вот жест широкой души раздать первым двум сотням пришедших по диску, откуда деньги на это всё?

211

 

Скул: Ну мы думали вся Москва придет, а было всего 200 человек. На CWT еще меньше было народу, причем те же самые, мы там фашизм устроили. Не бывают зиги лишние. Вот, недавно в пипле было 2000 человек. Были широко известные в узких кругах реперы типа меня. Вход бесплатный, а если бы сделали вход хотя бы сотку, то народу уже было бы только двести. Шоу-бизнес. Центр вот сами обзванивают, приходите на вписки ребята на концерты, только придите. Единственные, на кого ходят, это группа Полумягкие. 500 человек ходят.
Рыба: Это у них песня розовое облако. Классный минус там. В смысле сама песня говно, а минус крутой.
Скул: Это минус группы “Пейте в норд”.
Дима: У них там половина альбома на Ч*** минуса.
Рыба: Я может в репе ничего не понимаю, но для меня было настоящим откровением то, что реперам не зазорно брать и пиздить минуса друг у друга. Например, тебе понравилась музыка и ты напердел на ритм своих каких-то слов.
Скул: В суд надо за такое подавать. Вот теперь у нас на диске написано “Все права защищены”. Можно закрывать раздачи на торрентах.

dsk

 

Ну, думаю, закрывать пока рано, надо, чтоб хотя бы тысяча человек на концерт пришла.
Скул: Если бы тысяча пришла, я бы тогда с работы уволился. Пел бы только концерты раз в неделю.

Ребят, а где вы ищете вдохновение? Как эти тексты приходят вам в головы?
Дима: Это пиздежь, никакого вдохновения не существует. Должна какая-то мысль быть, а дальше берешь и делаешь.

А если ваш новый клип наберет очень много просмотров на Youtube, то есть вероятность, что даже рекламу перед роликом вставят?
Дима: Рекламу с Сашей и массажером простаты. А чё, давай просто в начало клипа рекламу врежем?
Скул: Я как раз вернусь, на работу зайду, попрошу у коллег архив наш.
Рыба: А вы вообще давно друг друга знаете?
Дима: С 2006-го. Мы в соседних дворах росли, там все друг друга знают.
Скул: Шоу-бизнессом занимались.

Из шоу-бизнеса в политику?
Скул: Ну, как Собчак.
Рыба: К Навальному как относишься, Александр?
Скул: Пидор. Я тут всех ненавидел, кто листовки за него раздавал на выборах. Я кричал: “Наш мэр Собянин“. Мне то похуй — москвичам будет хорошо или плохо, лишь бы не Навальный. Смотри, он вообще блоггером был и в политику.
Рыба: У тебя, Сань, есть цель в рай попасть?
Скул: Я и так туда попаду. Сейчас домой приеду, там окрошка, мясо по-французски у мамы. На район схожу прогуляюсь, это не то что здесь политика, там криминальные элементы “Слышь, ты, чё даже Ореха не знаешь?” Даже мусора по понятиям разговаривают: “Ты чё, чёрт, знаешь Максима РешитЯна? Общак кому выделяешь?
Дима: Так и есть, да.

Такой ведь он харизматичный.
Скул: Я вот думаю стендапером нужно становиться, вот Versus посмотрел и понял, внатуре надо. Я даже веселее Хованского шучу. А чё, всем понравилось, нас вообще с Добриком там все полюбили. Еще ведь никогда не было, чтоб двое в конце давали интервью, там раньше всех выгоняли.
Рыба: На Versusе видел, кстати, в толпе Степана Канаду. Ты видел его?
Скул: Конечно. Ну там же нельзя по идее так просто прийти. Там же съемочный процесс. А ты Гарри Топора видел?
Рыба: Ну да. А ты?
Скул: Ну я то не узнал его сначала, а там Добрик подъелся, пиздит что-то с ним за Сербию за Спартак. Я мимо прохожу, думаю: “Что за хач?“, а это Топор был.
Рыба: Я тут познакомился на концерте с одним вашим другом, он предложил мне пойти громить ларек со спайсами.
Дима: На этом борьба вся и основана. За четыре дня в Москве я всё понял. Только чтобы русским не досталось. Спайсы курят, страйк пьют, лишь бы русским меньше досталось.
Рыба: Но всё равно же весь страйк не выпьешь и все спайсы не скуришь.
Дима: Но к этому надо стремиться!

Но мне ведь никто не помешает пойти в магазин и купить себе банку яжки?
Скул: Просто все отряды борьбы с яжкой от этой борьбы умерли уже. Как и подобные отряды борьбы с героином в свое время. Богатыри-то уже не те рождаются. Приеду домой пойду в ресторан «Пицца» – пиво по 50 рублей, с музыкального аппарата Мишу Круга заказать можно. Кто-нибудь подойдет: «Чё штаны как у пидора? Че откуда сам? С Правого?». Я тем летом, когда приехал, я вообще охуевал от того, что там творится. От Сибири отвык, а тут раз – одноклассник звонит «Вчера домой шел пьяный, уснул в общаге, свистнули деньги и телефон». Вот так люди там и живут, теряя человеческий облик. Вот тоже кореш, учился в детстве в интернате для слепых, потом ему операцию провернули, он чуть видеть стал, права купил сразу. Ехал будучи в говно с ночного клуба, слетел с трассы, разъебал к хуям всю машину, вызвал себе такси и уехал домой. Потом проснулся, ничего не помнит, что в аварии был ночью, смотрит — нет машины. Звонит ментам, у меня тачку спиздили, заявление написал, ему говорят, что машину нашли в овраге, он только тогда понял, что к чему.
Рыба: Покажи давай на левой руке татулю, что там как зажило вообще?
Дима: Примерно как кольцо, чувак.

Дим, ты-то не прорываешься по татухам?
Дима: Как-то нет.
Саша Диме: А тебе чел с концерта показывал звезды на жопе?
Дима: Нет, я до такой близости с ним не дошёл.
Скул: Он штаны снял, а там звезды по отрицале.
Дима: Удобная штука, если на зону загремишь.
Скул: Приеду, мать скажет: «Зачем, мальчонка, ручонки портишь?»
Дима: Чё, пойдешь сводить лазером теперь, денежку платить за это.
Рыба: А ты пьяный «женился»?
Скул: Вообще в полном аду. Причем я так и сказал, давай бей скорее, пока меня не отпустило. Он надел рясу католического священника, набил мне колечко, жене колечко.

fsa

 

01

 

Рыба: До самолета еще есть время, предлагаю сходить в магазин. А то когда еще увидимся теперь?
Скул: На самом деле у меня такое ощущение, что я навсегда уезжаю.
Рыба: А у тебя было когда-нибудь ощущение, что ты сейчас умрешь?
Скул: Да было такое предчувствие после нового года с Л*******. Проснулся, сердце колотится, такое чувство, что мотор сейчас реально встатнет. Пиздец оскотинило. Смотрю пиво, не могу, не хочу, но понимаю, что надо выпить эту бутылку, а то совсем пиздец.
Рыба: И ты не выпил её в натуре?
Скул: Выпил, иначе я бы сейчас с тобой не разговаривал.
Рыба: Я вот одного не могу понять, как вам удается скрывать от родителей свое творчество?
Дима: Ну как скрывать. Мама просто не знает и всё. А зачем? У неё и так головняков полно. Знает только, что что-то где-то печатали, группа какая-то есть, и всё.
Скул: А вот мой дядя — декан факультета международных отношений в институте, это очень круто, обмен там со студентами. Дядя алкоголик, правда, но это не страшно.. У тети был юбилей, собрались уважаемые люди, элита, депутаты. Ну и дядя нажаловалс

«Смотрите, мой племянничек музыку пел «Мой друг Гитлер». Угарный.

03

 

Рыба: В сети баров нам полупустую пачку сигарет на новую обменяли. Заполнить анкету с данными паспорта пришлось.

Я левые цифры паспорта туда написала.
Дима: Русский человек всегда боится, что его наебут, ведь все везде наебывают. Никому нельзя доверять.

Но это ж лучше, чем доверять и потом обломаться.
Дима: Базара нет.
Скул: А не верить и обломаться — еще хуже. Надо всегда всем верить.

А ты, Саша, доверчивый человек?
Скул: А чё зря параноить?
Дима: А меня паспортные данные давать за всякую хуйню просто обламывает.

Дима, а ты счастлив?
Дима: В смысле?

Ну просто, счастлив ли ты?
Дима: Ну наверн. (Очень на неуверенном сказал Дима).
Скул: Всё пойдемте еще за водочкой.
Дима: Похмело в самолете будет.
Скул: Я потребую коньяк!

Ты бизнес-классом летишь?
Скул: Ясен хуй – я же с гастролей.
Дима: На некоторых авиалиниях не наливают.
Скул: А на якутских не кормят.
Дима: Помню, охуенный был полет. Были в полное говно, как бичи на вокзале, в обуви на креслах валялись в аэропорту. Мы там сидели за последними местами в жопе самолета. Там даже спинки не откидываются. Перед нами какая-то армянская семья. Всем раздали какие-то газетки. Всем дали, а нам — нет.
Скул: Все, пошли за пивасом.

421

 

Скул: Сегодня ж Пасха, вы яйцами хоть чокались?
Рыба: Да мы взяли с собой и в маке чокнулись.
Скул: Я всяких уродов поудалял, кто яйца раскрашенные фоткал сегодня.
Рыба: А у тебя есть инстаграм?
Скул: Был. Я айфон проебал с инстаграмом. Я фоткался со всеми бомжами, которых встречал. Приехал в Братск, сфоткался с другом, выложил в инстаграм. Все смотрят нашу с ним фотку и говорят: «О, вот этот бомж охуительный».
Дима: А в Братске все уже так и выглядят.
Скул: Все уже сбомжевались.
Рыба: А в Братске ваше творчество популярно?
Скул: Видимо да. Там со скинами. Там у нас даже кто-то на червонцах брал автографы.

А вы не хотите вернуться к более прибыльному репчику про 88 и футбол?
Скул: Прибыльному?

Ну на такой репчик может на 20 человек больше на концерт придет?
Скул: Нет, там 70 ходит… 70 на 5 человек.
Рыба: На самом деле, круто, что вы замутитли мерч.
Дима: Еще бы эти футболки не пиздили у тебя дома.

521

 

Скул: На самом деле мне этот принт нравится. Надо будет все грамотно продумать и еще намутить.

На официальный сайт выложили бы.
Дима: Его нет. Нас РосКомНадзор выпилил.
Рыба: Сань, а ты когда-нибудь скиновал по серьёзке? Бритая башка, там, берцы.
Скул: Я чё ебнутый?
Дима: Вот помнишь там в Братске есть скинхед Трактор? Мы его как-то встретили, он по форме одет. На бомбере, в барцах, картошку из гаража хуярит, на остановку идёт.
Скул: В Братске так не модно было ходить, а в Иркутске уже не актуально. Там уже все на моде ходили. Нью бэланс там.
Рыба: В Братске субкультура «сельское хозяйство» популярна вообще?
Дима: Там у кого дачи нет, тот хуево живет. Зарплаты ни о чем, с огорода кормятся все.
Скул: Там не то, что в Москве не надо ехать на электричке. Там пешком на дачу пришел, редисочки надергал.
Дима: С чужой грядки.

А курочки и коровки популярны? Они выживают в Сибири?
Скул: Они там прямо по городу ходят.
Дима: Там в центре города можно в лепеху наступить.
Скул: Коровы идут, срут – такой политический город Братск.
Дима: Они там эти коровы научились есть с помоек из детских садов, всю эту кашу, объедки.
Скул: И притом граффити на стенах, что чурки нам жить мешают. А там, блять, коровы по городу ходят.
Дима: Нет там какие-то более метафизические высказывания. Один раз там появилась какая-то хуйня. На весь район по какому-то маршруту кто-то шел и на каждом доме по нескольку раз писал «голые коки». Вот чё это значит?
Рыба: Вроде ж песня у КиШа была такая. Ты КиШа уважаешь вообще?
Дима: Ну я знаю только «мертвый анархист» у них и еще несколько песен.
Скул: А я уважаю. Великая группа.
Рыба: А ты знаешь, что Горшок умер?
Скул: Я в тот день как раз в Москву приехал. Вот Горшок и умер, и Навального посадили. Потом я ходил на день памяти Цоя. На стену Цоя. Женщину взял с собой, типа свидание, а там на стене такая хуйнЯ: все плачут. За Цоя плачут. За Горшка плачут. В эпилепсии все бьются. Их штабелями в скорую закидывают.

От истерики?
Скул: Нет, они напивались до такой степени, что две скорые дежурили постоянно. Помню, с подругой в Гуанчжоу собирались, а накануне на концерт сходил, вообще в говно пришли. Мне там голову пробили очнулся в скорой только. Потом мне башку зашивали. А мне подруга фоточки шлет из Гуанчжоу, а там так охуенно, как в Нью-Йорке вообще. Несправедливость.
Рыба: А ты, Саша, Китая не боишься?
Скул: А че бояться то?
Рыба: Ну, вдруг они начнут захватывать — начнут с Сибири и дальше дальше.
Дима: Да наоборот. Они сами рады будут присоединиться.

Ребят, а вам стыдно за какие-нибудь ваши песни, за манифесты, которые вы толкали?
Дима: А с чего должно быть стыдно? Мне просто похуй них сейчас.
Скул: Ясен хуй. Поколение уродов вырастили.
Дима: На самом деле, тем, кому 18 сейчас было по 13 тогда.

Молодежь ведь такая податливая, им скажи, что каннибализм хорошо, они так и будут делать.
Дима: Но мы ведь в детстве тоже всякое говно слушали, там «Король и шут», «Оргазм Нострадамуса». Ничего же с нами не стало.
Рыба: Ну, не скажи. У меня есть один знакомый, наслушался ваших песен. Как Сашечка через водный хапнул, как Димочка шишечку заварил. И давай из СПб наркотики привозить и продавать их в Архангельске. Потом их накрыли, конечно.
Скул: Я никакой связи вообще не вижу.

Саша Скул, когда ты планируешь завязать с репом и стать обычным человеком? Ходить там на работу и перестать быть в реп игре.
Скул: Я и так хожу на работу.

Но представь, что без репа.
Скул: Как будто прям рэп это жизнь. Раз в 3 месяца буду реп певцом.

А ты, Дим, думаешь завязать с реп игрой?
Дима: Я и не был никогда ни в какой реп игре вообще.
Рыба: Но если ты вошел в состав коллектива «Бухенвальд флава». Ты уже в реп игре.
Дима: Я просто попел репа. Многие думают, с каким репером бы спеть, чтоб в дамки там выйти. А я просто пою реп и все.

Видимо реп один раз споешь и всё. Никогда не перестанешь.
Дима: А знаете такого художника Л********. На самом деле он никогда ничего путного не нарисовал. А когда пусси райот закрыли, его баба нарисовала иконы с ними, они установили плакаты эти в центре города в лайт боксах. Всё, им прокуратура заинтересовалась. Люди бунт подняли: «Нахуя вы художника свободного репрессировали?» В итоге дали ему штраф там тысячу рублей. И так эту хуйню целый год мурыжили.
Рыба: Дим, ты вообще православный?
Дима: Вот крест.

Ого! Золотой! А у Саши деревянный.
Дима: Лоховской!
Рыба: Саш, а ты бы поцеловал золотой крест Дмитрия?
Скул: Нет, я против этого.

prt1

 

Рыба: Ребят, что вообще может вас реально огорчить так, чтоб вышибить на неделю?
Скул: Когда у Путина срок закончится.
Рыба: Но он никогда не закончится.
Скул: Значит всё нормально.
Дима: Я расстроился, когда наш мэр ушел, который «жизнь покажет».
Рыба: А теперь кто?
Дима: Депутат-коммунист. Локоть. Фамилия у него такая. Даже видео есть под реперскую песню «Все танцуют локтями», с его выступлений в Думе замиксовано, как он руками шевелит. «Шестого апреля выборы мэра, все танцуем локтями».
Рыба: А сегодня же день рождения у Гитлера.
Скул: Пасха сегодня.
Дима: Да и хуй с ним, с Гитлером.

Вот видишь, как им стало пофиг на него.
Дима: Мне всегда похуй и было.
Рыба: Ну вы же пели на серьёзке «Мой Друг Гитлер».
Скул: Мы ж так не по Гитлеру жили. Чуть трафаретов нарисовали «бей иммигрантов» укуренные. Чурки же жить мешают, а мы укуренные, и давай баклаху пить.

Накурились и вам резко стали мешать жить?
Дима: Понимаешь, вот идешь и тебя просто параноить это начинает.
Скул: Русские ж пацаны, всегда всё понимали, за кого деды воевали.

А есть у вас такие вот друзья?
Дима: Да, Степан Канада, полумонгол вообще.
Рыба: А у Степана Канады как фамилия?
Дима: БузунОв.
Рыба: А точно, а может он всё-таки БузУнов?
Дима: БузунОв, блять.
Рыба: А еще мне, Дим, твой брат писал даже как-то вконтакте, у него фамилия была почти такая же как у тебя — Гусев, что-то за портреты, которые я нарисовал вам что Саша демон, а ты Дима святой, помните?

Рыб, а почему Дима святой, а Саша сразу чёрт?

311

 

Рыба: Ну всегда было такое представление, что Саша очень злой, а Дима очень добрый.

А много у вас в Новосибе ночных клубов на душу населения?
Дима: Второй по России город или третий.
Рыба: Дим, тебя устраивает вообще жить в Новосибе?
Дима: Пока устраивает, перестанет устраивать, я просто оттуда съебу.
Рыба: К нам в Архангельск?
Дима: Зимбабве. Вот у меня чувак знакомый уехал в Колумбию жить. А чё там не жить? Там грамм кокаина 60 рублей.

Ребят, это правда, что у вас там бывает -40?
Дима: Правда, помню, было -50, мы поехали в Братске на презентацию реп альбома в ночной клуб «Пирамида». Там какие-то рнб певцы, типа Тимати, только местные. Гламур, местные бляди в мини-юбках. Сначала сидели в кафе «Пицца», культовом месте, где все сидят в черных пуховиках, ровно всё. Там пиво «Арсенальное» димедрольное, три кружки кидаешь, и ты уже в говно. Посидели, водочки выпили, думаем, что дальше делать, кореш позвонил в этот клуб, типа нужно три проходки, договорились, но сказали, что эти проходки для трех охуенных телок. Взяли себе «Охоты» крепкой и поехали в клуб, пиво замерзает, пить невозможно. А у клуба такой предбанник стеклянный, мы стоим там, баклаху эту пьем. Выходит нас чувак встречать с проходками и их упоротый арт-директор. А эти типы там сидят на диванах за стеклом и на нас смотрят, охуевают.
Скул: Гламур там. Советское шампанское за 200 рублей. Пойдемте, давайте собирать сумки.

endend2

Источник: http://phenazepam.me/flava/

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: 0

Похожие записи 

231 запросов. 1,187 секунд. 48.952552795412 Мб

×
лого

 

или

Восстановить пароль
лого

 

или

Пароль не введён
Вход-03 Регистрация