логотип

Интервью с Pooled Rec (Интервью 2010)

pooled-rec-425x101

В преддверии грядущего события «Proper Hoppers Fest» предлагаем вашему вниманию свежее интервью с участниками объединения Pooled Rec, которые заявлены на фестивале в полном составе.

Саша Enfleurage: Илья, это твоя идея была. Теперь отвечай!
Илья Gillia: В целом, pooled — это просто слово, которые каким-то образом нас объединяет, и особых значений мы ему не придаем. Стечение обстоятельств.
Эдгар Да Край: Pooled rec. я отношу к некой другой половине меня. Для меня это четко, в одной точке, сконцентрированная меланхолия.

Вопрос Саше и Илье: я вот — человек, в принципе, не из хип-хоп-тусы — познакомился с вами тогда, когда на «2-99» вышли диски «Розовых очков от ferre». Что можете сказать о «Розовых очках» как проекте? Для меня меня этот проект стал первым и о Pooled rec я еще не знал ничего.
Илья Gillia: тогда еще и не было Pooled rec. Очки — первая творческая ступенька.

Какой это был год?
Саша Enfleurage: 2004, может. Давным-давно.
Илья Gillia: Точно, 2004

И как все дошло до записи?
Саша Enfleurage: Сначала занимались творчеством по интернету, потом уже ездили друг к другу. Вместе записывали альбом.

Сейчас люди проводят в интернете уйму времени, но, кажется, нечасто записывают вот так вдруг совместные альбомы, познакомившись на форуме.
Владимир Coddy: Не скажи. Большая часть ру-рэпа так делает. Хип-хоп.ру в определенный момент объединил в себе огромную часть как талантливых, так и бездарных людей.

Сейчас очень много появляется музыкальных проектов, существующих и раскручивающихся через интернет. Вы, с одной стороны, именно интернет-феномен (поправьте, если думаете иначе), потому что вот мы сидим в разных городах, и некоторые из вас вообще не виделись, насколько я знаю. С другой стороны — вы совсем про другое.
Илья Gillia: Мы фактически не феномен. Я знаю человек 10, которые готовы послушать мои треки и попробовать послушать меня в них, как-то подстроиться под меня, попытаться понять, что же я там все-таки напеваю. Для них ценными являются не конкретные композиции, а любые новые, т.к. им интересна не форма, а прослеживание изменений от работы к работе, «почему так», «а интересно, что подтолкнуло его пойти в этом направлении». А 10 слушателей – это не феномен.

Как вам кажется, чтобы быть успешным интернет-проектом, так сказать, обязательно быть фриком, как Воронов или Стрыкало?
Илья Gillia: нет, не обязательно. Еще вариант — написать действительно талантливую хорошую песню, я в этом уверен. Хотя успешность — это тоже как-то субъективно… и у всех свои мерки. Но чтобы найти своего слушателя и даже круг шире, чем твой слушатель, достаточно написать хорошую песню и просто выложить ее в интернет. Если человека волнуют размеры круга почитателей, то да, видимо, нужно быть фриком или типа того. Но, опять же, эти люди подстраиваются под круг, а настоящие музыканты делают свой круг. И под настоящими музыкантами я ни в коем случае не имею в виду нас.

Слушайте, вот 2004-й год. Какие у вас были вкусы? Вы слушали рэп? Люди не начинают заниматься творчеством просто так, ведь всегда что-то побуждает. Есть же что-то, чем вы вдохновлялись? Что вы слушали, когда придумали Pooled rec?
Эдгар Да Край: Не помню, что слушал в то время. Но слушаю музыку, которая содержит в себе что-то особенное. Изюм, так сказать. При этом сделана искренне.
Владимир Coddy: Необязательно что-то слушать, чтобы это побуждало написать что-то … Вполне достаточно жить. Мое вдохновение – это моя жизнь… Я принципиально отказываюсь понимать людей, которые ищут вдохновение в чужом бытии.
Гена Сорокер: Слушаю фоновую музыку, неопределенное количество музыки в плейлисте и прокрутка, пока не выключится комп. Дело скорее в звуке, в его наличии, чем в конкретном поглощении мелодии, вокала/читки, текста. Конкретных пристрастий нет.

Т.е. о вас можно сделать вывод такой, что вы, на самом деле, не особо активные слушатели, не меломаны, так сказать? Не читаете музыкальных журналов/сайтов, за трендами не следите? Существуете в своем вакууме как бы?
Илья Gillia: Я слушаю довольно узкий спектр музыкальных коллективов. И, как правило, это артист, которого слушаю целиком. Редко бывает, когда артиста можно слушать по отдельным песням. Журналов не читаю. Что такое тренды не знаю. О новых альбомах, трэках либо случайно узнаю, наткнувшись у кого-нибудь в аудиозаписях, либо друзья просвещают.
Владимир Coddy: Для меня нет никаких пересечений в производстве музыки с прослушиванием ее. Слушать можно все, что угодно, переживать чужие эмоции, но это никак не связанно с тем, что делаю я. Это разные духи.
Илья Gillia: Для меня, безусловно, есть пересечения. Да, они в какой-то мере не сознательные, но они есть. Безусловно, на любого из нас как живого человека оказывают влияние другие музыканты, как, собственно, и жизнь. И мы являемся отражением, следствием этого всего, и пытаемся привнести в это обрамление себя. И как раз из-за всех этих влияний так проблематично донести себя, потому что иногда очень трудно понять, где здесь я, а где — нет.
Саша Enfleurage: Лично я и, думаю, все остальные, постоянно интересуюсь новыми веяниями в музыке… а также нахожу в старом что-то новое для себя. Это бесконечный процесс . Музыки очень много, которая вдохновляет. Ну вот из последнего мне очень нравится Jamie Woon. Пока у него есть только сингл совместный с Burial, но летом уже планируется альбомчик. Мне очень нравится старина Том Йорк, он постоянно меняется, но стержень остается неизменным — полностью идет в унисон со мной! Могу его слушать всегда.

И в связи с этим интересно: задумываетесь ли вы о своем месте в современной музыкальной индустрии? В музыкальном процессе? Насколько, по-вашему, вы попадаете в какие-то течения, тенденции? Мировые или российские.
Гена Сорокер: Насчет музыкальной индустрии с ее рамками и законами есть пара заметочек из опыта. Ограниченность и рамки сулят только определенные ветви понимания и восприятия нашего творчества. Мы не артисты с плотным графиком гастролей, мы искатели поэтических и музыкальных выходов в сложившейся ситуации с миром «творчества и рынка». Равноценная важность процесса поиска, радости открытия и возможности продемонстрировать дает лично мне внутреннее удовлетворение не только от моего творчества, но и от моей бытовой жизни (хотя эти понятия лучше не смешивать). Течения, тенденции и тренды при всей своей современной красочности устарели в корне. Уже нельзя сказать, что какая-то субкультура сидит только на своих отличительных признаках, все давным-давно смешалось в один большой микс из эмо-панк-хард-поп-рок-хип-хопа. Увы, нужно что-то другое, в поисках чего мы и пишем наши стихи и музыку.
Владимир Coddy: Создавать — это естественная нужда … как пить, как есть и ходить в туалет. Я думаю, место определит слушатель — тупо лезть в определенную тусовку и навязываться, а точнее, завоевывать. Конечно, можно, но все рассудит время и новые работы!

Как появляются на свет ваши тексты? В большинстве случаев их пронизывает огромное количество очень авторских метафор, игра слов и нагромождение рифм, в которых невольно теряешься.
Владимир Coddy: Мозгом из души через рот. Главная часть «процесса написания текстов» лично у меня — в дороге. В основном, без музыки… На волне внутреннего состояния.
Саша Enfleurage: Ох, я не считаю, что у меня слишком замысловатые тексты. Метафоры только там, где они необходимы — ни больше, ни меньше. Рифм и подавно нет. Хотя признаю, что в начале творческого пути был перебор с образами. Но это все прошло.

Нет рифм, но есть игра слов, всяческие повторения и пр.
Владимир Coddy: О, игра слов и повторения – да, это украшает.

То есть вы стали стремиться к простоте?
Владимир Coddy: К тому, чтобы смысл был донесен без искажения.
Саша Enfleurage: Да. Мне кажется, чем доступнее ты выражаешь свою мысль, тем она ценнее.

Илья, в твоих текстах все строчки имеют смысл?
Илья Gillia: Да, все!

Что значит «полотенце лижет лицо скрежетом»? Помимо того, что звучит красиво?
Илья Gillia: С утра проснулся, не выспавшись, и перепутал полотенце с рулоном наждачной бумаги. Вырывание из контекста – это не совсем правильно… Но тем не менее, в этой строчке, на мой взгляд, все предельно ясно. С другой стороны, если у тебя не было никогда подобных ощущений, привязанных к определенным действиям, к которым ты явно хотел бы приписать эти строчки, то я ничего поделать не могу. Просто мой сленг для тебя останется загадкой – вот и все.

Вопрос общий, ко всем: часто взволнованные девочки и мальчики стучатся к вам в аськи/скайпы/контакты и признаются вам в любви? Вы ведь популярны далеко за пределами хип-хоп-коммуны.
Гена Сорокер: Я один раз отвечал на телефонный звонок на телефон Ильи, от девочки из Красноярска! Мило слил ее.
Саша Enfleurage: Я тоже отвечала!
Владимир Coddy: Очень много людей, которые хотят совместной работы . Но, к сожалению, в их работах куча «не своего». Короче, это те, кто вдохновился «чужим» и потерял себя.
Илья Gillia: Или еще не нашел себя. И да, действительно, таких людей очень много, но собственно те, кто «привлек внимание», входят в состав Pooled Rec.

Сейчас состав устоялся? Не было каких-то новых коллабораций, новых людей? Над чем вы работаете и работаете ли в настоящее время?
Владимир Coddy: Устоялся. На самом Pooled Rec пока ничего нового не предвидится, но совместные работы не с пулдятлами будут.
Илья Gillia: Хочу записать сольный альбом, но пока дальше демо-трэков не идет. Демо-трэков много, но на альбом они не катят. Но если все-таки какие-то из них будут доделаны, то буду выкидывать их в интернет.

Когда-то давно у вас была совместная работа с Лариком Сураповым. что можете сказать о нем?
Владимир Coddy: Ничего. Честно.
Саша Enfleurage: У него беспросветное словоговорение. Не угнаться за его мыслями. Но он вроде нашел себя, молодец.

Вопрос из серии «а если бы…». Если бы российская поп-сцена и музыкальный бизнес вдруг перевернулись с ног на голову, и все поголовно стали бы слушать Pooled rec. и ставить в качестве рингтонов ваши песни, а в гости на свою передачу вас позвал бы Андрей Малахов – как бы вы себя повели? Занялись бы чем-нибудь другим или воспользовались бы положением?
Владимир Coddy: Может, сам по себе Малахов и не плохой человек, но то, что он «продает», его не красит. На его передаче мы бы вряд ли появились.
Гена Сорокер: Если бы появилась слава в той ипостаси, которую подразумеваешь ты, я бы в деревню уехал жить (хотя это не ново и эффективно). Но вообще, смотря в каком свете появилась эта «мифическая слава». Возможно, воспользоваться ей дало бы какую-нибудь пользу для души и тела.
Владимир Coddy: В принципе, никто и не ставит перед собой задачу по «захвату» аудио пространства.

А какие задачи вы ставите?
Владимир Coddy: Есть люди, которые слушают, а есть люди, которые слышат. Мне бы хотелось, чтобы люди слышали.

Источник: http://drugoyhiphop.ru/intervyu-s-pooled-rec-2010-04-26/

Рейтинг: 0

Похожие записи 

231 запросов. 1,116 секунд. 48.7473449707032 Мб

×
лого

 

или

Восстановить пароль
лого

 

или

Пароль не введён
Вход-03 Регистрация