Чтиво
Декабрь 31, 2016

Интервью с Сидоджи Дубоshit Грязным Рамиресом (2015)

26

Кулаки Ким Чен Ына дрожат. Они сжимаются и становятся красными от крови. Свет на третью камеру. Ким Чен хватает пистолет и наставляет его на Джеймса Франко.

«Тебе хватит смелости умереть перед всем миром, грёбанный янки?»

Выстрел.

Я ставлю «Интервью» на паузу и сворачиваю медиаплеер. Теперь это всё не важно. Сидоджи и Рамирес ответили. Интервью, которое мне предстоит сегодня, намного жёстче разговора с узкоглазым диктатором. Ким Чен Ын со своими 16 миллионами голодающих корейцев становится мишкой Тедди, когда в комнате появляются Сид и Рэм. Эти парни делали ужасные вещи. Убивали бездомных, зашивали анальные отверстия детям, топили Ноев ковчег…

Я пишу им первый вопрос, и меня пробирает дрожь. Их мысли настолько страшные, что когда они говорят «Окей, Гугл», окно браузера начинает трястись.

Я делаю глубокий выдох и нажимаю кнопку «отправить». Я знаю, что эти парни точно умеют развлечься. Фильм «Пятница 13-е» снят по мотивам их выходного дня.

В каком-то смысле то, о чём вы читаете в своих треках, происходит в России ежесекундно. Кто-то постоянно глотает насвай, во многих российских отцах действительно размножается глист, а младенцы в отечественных подъездах падают на пол чаще, чем незатушенные окурки. Тем не менее, даже ваши хейтеры должны признать: то, что вы делаете – это уникально. Как идея ваших образов впервые возникла у вас?
Рэм: В августе прошлого года, мы, как всегда, тусили на хате у Сида. 
Сид: Я вспомнил свой дисс на крутой рэп, не буду говорить, чей, и показал его Рэму. 
Рэм: И мы просто накатали похожий текст, который довёл нас до усрачки. А потом поймали прикол и сняли это на камеру, натянув маски, которые нашли в кладовой. 

Под героином Берроуз сочинил «Голый завтрак», под LSD были записаны песни The Doors, под насваем Аллах создал мир… Как думаете, что лучше всего делается под вашей музыкой?
Рэм: Под нашу музыку слипаются собаки и детишки лучше какают. 

В South Park`е была серия, в которой Канни Вест не понимал связь между тем, что он любит рыбные палочки, и тем, что он гей-рыба. Есть такой сорт юмора, который совсем не понимаете вы?
Рэм: Есть. Вот, например, юмор Уральских пельменей мы считаем просто крайне бездарным и плоским. Лично я не понимаю, как их шутки могут вызывать смех у кого-то…но, честно говоря, мне просто класть на них. В наше время сложно кого-либо удивить. Именно поэтому мы прибегли к такому стилю, который назвали «Остро-aпокалипстический орально прикладной хип-хоп». 

Что повлияло на вашу фантазию?
Сид: Детство. Этим всё сказано. 
Рэм: Сидоджи книгоёб, он много читает, у него вообще очень развитый кругозор. Что до меня, я всё детство просидел в четырёх стенах, не видя белого света, может, поэтому я получился таким ебанутым? 

Чего вы больше всего боялись, когда вам было шесть с половиной?
Рэм: Я боялся лопнувших капилляров на глазах у брата, когда его избили чеченцы. А ещё боялся, что меня похитят цыгане. И того, что я могу оказаться Гитлером, например. 
Сид: А я боялся, что злая собака будет до мяса чесать мне манту. 

За шесть лет до выхода «Рокки» Сильвестр Сталлоне снимался в порно-фильме «Итальянский жеребец» и даже не знал, что ждёт его впереди. Вы с Сидом всегда видели себя хип-хоп артистами, или тоже это было простое увлечение, которое зашло слишком далеко?
Рэм: На самом деле, мы всегда хотели надрать задницу русскому рэпу. Мы с Сидоджи знакомы очень давно, и музыка для нас всегда была чем-то вроде спорта. Мы успели многое доказать в своем городе. Но так как музыкальная индустрия развита у нас хреново, нам приходилось жить в собственном мире, в котором нас не слушал почти никто. Теперь я точно могу сказать, что музыка, которую мы сейчас делаем – своего рода протест против равнодушия современных слушателей. «Не хотите слушать нормальную музыку? Тогда мы обольём вас дерьмом». 

Но вы же планируете по прошествии времени раскрыть то, над чем вы работали до того, как появились Рамирес с Сидоджи?
Рэм: Хороший вопрос. Не знаю, как сложатся обстоятельства, но, конечно, хочется, чтобы люди услышали то, во что мы в своё время вложили душу. Сейчас мы думаем над тем, как сделать плавный переход от разрывающих психику треков к более-менее адекватному творчеству, но, в то же время, мы понимаем, что заработанный нами хайп целиком и полностью держится на наших образах и люди хотят именно того, что мы им сейчас даём. 

Если в две тысячи девятом ты не пил Блейзер, то я не знаю, что ты делал в две тысячи девятом, но ты там точно не жил. Это было шесть лет назад. А сейчас о Блейзере почти не вспоминают. Когда-нибудь то же самое произойдёт с хип-хопом. Как думаете, сколько ещё хип-хоп будет актуален?
Рэм: На самом деле, я боюсь об этом думать, но с уверенностью могу сказать, что хип-хоп со временем сильно эволюционирует. Останется ли в нём хоть что-то из классических черт, я не знаю. Знаю, что нужно прогрессировать. Вряд ли через пару десятков лет в своих новых колонках мы услышим старый добрый хип-хоп – что-то обязательно придёт ему на смену. 

В каждой игре всегда найдётся игрок, который будет превосходить игру. На данный момент в русском рэпе таким игроком становится Кровосток. В том смысле, что этих парней слушают люди, совершенно далёкие от русского рэпа. Как думаете, вам тоже удастся не просто обуздать жанр, а стать чем-то общепризнанным за счёт него?
Рэм: Думаю, да. Люди уже не раз писали и признавались в том, что мы вызываем у них дикий интерес, при том что раньше они не слушали русский рэп в принципе. Это приятно. Но, по правде говоря, мы сами до сих пор не можем понять, чем именно всё это заслужили. 

Вы, наверное, уже догадались, что наш журнал – Боюсь Вирджинии Вулф – позиционирует себя как школьная стенгазета и далеко не все наши читатели вообще умеют читать. И всё же, какой совет вы можете дать им на будущее?
Рэм: «Отойди от компьютера и иди гулять на улицу, маленький п@др!» 

Источник: http://a-o-v.me/sid-ram/

Рейтинг: 0
лого

 

или


Восстановить пароль
лого

 

или


Пароль не введён
Вход-03 Регистрация