логотип

“Лично Нам Это Уже Давно Не Смешно” – Big Russian Bo$$ и Young P&H в Дали Большом Интервью (2015)

521abf340cd7

Начавшись как одноразовая издевка над русским рэпом, проект Big Russian Bo$$ со временем доказал, что может захватить куда большую аудиторию, чем обитатели рэп-пабликов. На сентябрь у него запланирован новый альбом “I.G.O.R“. Перед выходом Boss (которого действительно зовут Игорь) и его напарник Young P&H (Стас) рассказали нам про Барри Уайта, МДК, накладные бороды и собственные бизнес-проекты.

Вы давно знакомы вообще?
Стас: Познакомились лет семь-восемь назад, когда учились в десятом классе. Собирались у меня дома с моим одноклассником, который потом стал Богомолом, и записывали на “палочку” Genius всякое говно. В основном угорали над самарскими рэперами. Параллельно со всей этой …… (фигней) занимались граффити. Как и Игорь, с которым мы однажды на “Урбании” пересеклись. У нас с его командой произошел биф, так что знакомство началось далеко не с дружбы. Мы на стрелке познакомились, было жестко все. А потом, когда я уже в универе учился, Игорь заскочил в гости. Стали снова всякую ….. (фигню) писать.
Игорь: Мне нравился образ Барри Уайта. Музыканты играют блюз и соул, на тебе жиганская рубашка, волосы на груди торчат, ощущаешь себя …… (пипец) каким самцом. А фишку с голосом я у Lil Jon взял.

Но песни же не сразу выстрелили.
Стас: Не сразу. У нас была туса местных рэперов, мы сделали подписку для своих и выкладывали песни в паблике. Все было ништяк, пока Игорь не кинул ссылку Чейзу. Я просыпаюсь и вижу обсуждение в твиттере. Вот говно! Мы же тогда всех русских рэперов жестко ……… (унижали)!
Игорь: У нас с друзьями был бар при рэперском клубе в Самаре. Мы там виснем, тут звонит Стас и говорит: “Братан, это не должно было никуда попасть!“. Захожу в твиттер, а там Скут и Чейз расписывают цитаты из “Пениса-доминатора“.
Стас: Мы решили: раз прет — надо хвататься! Слили в сеть микстейп “BDSM“. На Rap.ru его не ставят. Игорь заходит к ним в Твиттер и пишет: “Где мой микстейп, суки?“. Проходит 10 минут, они делают пост. Мы плакали просто, так смешно это было.
Игорь: Мои релизы мы пишем со Стасом, свои сольники он сам делает. Один я ничего скреативить не могу. В нашей команде рэпер именно Стас.

Это все с самого начала как пародия на Рика Росса задумывалось?
Стас: Когда все завертелось, Игорь мне позвонил в час ночи и сказал: “Нам нужны имена!“. Выбрали, конечно, самые …… (рифмуется со “скрипучие”).
Игорь: Я же на тот момент был фанатом Onyx и Wu-Tang Clan, а Стас еще по Mobb Deep угорал. А потом я услышал Росса и понял, что это забавно. Нам нужно было что-то подобное — собирательный образ всей южной ….. (фигни). Я, кстати, сразу смекнул, что если сделать хорошее шоу, то можно разок прокатиться с туром по России. Первое время мы только по трэп-тусовкам ездили. Первый концерт сольный прошел в питерском клубе MOD, который был битком забит. Мы увидели толпу и …… (офигели).
Стас: Еще одна отправная точка — интервью для “Самара Град”. Под нее мы создали образ с бородой и очками, а потом мне сделали маску.

Бороду на концертах не пытались содрать?
Стас: Хер сдерешь, Игорь ее приклеивает.
Игорь: Было другое. Помнишь, как на концерте Danny Brown телка ему отсосала? Вот у меня также почти. Телка уже завелась, начала гладить меня, но охрана лютая её со сцены снесла. Была еще …. (фигня), когда мы в Архангельск летели транзитом через Санкт-Петербург. Сумка с саквояжем потерялась в дороге. Образ пришлось мастерить на месте за два часа. Нашли какой-то убогий синий халат, покрасили белую бороду акрилом, но никто не понял подмены.

Вы спонтанно все свои интервью придумываете или готовитесь?
Игорь: Все рождается экспромтом. В Екатеринбурге на концерте сломалась колонка. Мы заморили, что я её …… (раздолбал) своим рыком. Все поржали.
Стас: Мы раньше писали по 10 треков в день. На сочинительство никогда много времени не уходило.

Вас удивило, когда это все из шутки-однодневки переросло в проект, который может концерты давать?
Игорь: До сих пор в …. (в шоке), что он не одноразовый.
Стас: Мы давали себе максимум год.
Игорь: Каждые шесть месяцев возникает мысль, что сейчас все загнется, мы перестанем ездить. Я вообще на себя деньги не трачу. Коплю на дальнейшую жизнь, запуск каких-то будущих бизнес-проектов. Но вышел альбом и все снова загорелись.

Бизнес-проекты — это что, например?
Игорь: Не знаю, стоит ли рассказывать. Но если ……… (хвастаться), то, например, мы с питерскими ребятами делали весной одну тему, выручка с нее за две недели составила порядка четырех миллионов. Но я не скажу, что это. Хотя все в пределах закона, конечно. Я вообще против незаконных вещей, были случаи, когда это не очень хорошо все оборачивалось. Если у тебя голова на плечах, можно зарабатывать деньги в этой стране и без насилия. Но конечно, в белой футболке на квартале круто торговать (смеется).
Стас: В Самаре такая зарплата, что если я пойду работать по своей специальности, то буду зарабатывать за полгода столько, сколько за несколько концертов зарабатываю.

Игорь, ты же до какого-то времени работал в банке. Когда смог уволиться с работы?
Игорь: Когда лицензии банк лишили (смеется). Иначе бы никогда не ушел. Это затягивает настолько, ….. (пипец). У меня мозги атрофировались тогда — я не могу заниматься работой с 9 до 8, а потом еще тексты сочинять. Ты входишь в этот ритм, и это творчеству очень сильно мешает. А банк лишили лицензии как раз в мае прошлого года, в июне мы начали писать альбом, в августе выпустили. Сейчас я, наверное, ни на кого работать не буду.

Когда вас начали на МДК продвигать, это сильный толчок дало?
Игорь: Нас поставили на аватарку, мы пульнули альбом, людям он зашел нормально. Единственное, что после этого у нас качество аудитории поменялось. Больше школоты стало. И если у нас раньше был рэп для узких кругов, панчи про рэперов, которые понимают только рэперы, то сейчас это “Давай лучше про …. (вагину) рифмуй” — вот в таком ключе.

Расширение аудитории — это разве плохо?
Стас: Там аудитория неплатежеспособная.
Игорь: Аудитория-то разная. Но именно МДК перевело нас с рэп-пабликов и сайтов в сферу какого-то энтернтейнмента. И это дало изменения в развитии. Стасу это не нравится, он рэпер. Мне же обычные песни уже неинтересны.

А что интересно? Юмор, смешные скетчи?
Игорь: Слишком муторно, но все к этому идет. Когда-то наша история должна прекратиться. Стас, наверное, будет рэпером, а я пойду в стендап.
Стас: Я буду колоться на окраине Петербурга (смеется).
Игорь: Его будет медленно убивать героин, а я ему буду толкать товар.
Стас: Смотри, как бы нас не посадили теперь по 228.
Игорь: Бесит немного истерия с песней “Кошмар”, которую воспринимают неправильно. Мы в ней выстебываем весь этот русский подъездный стиль. Пытаемся показать ……. (хреновость) ситуации, а все тащатся, не догоняя посыл.

Вы не думали вообще в другой области себя попробовать? Скажем, влог на YouTube завести?
Игорь: Было много идей, да. У нас и сейчас есть задумка программы, что-то похожее на “GGNews” Снуп Догга. Но на это надо время, а мы очень любим ………… (упускать возможности), это наше любимое занятие. Мы вот сейчас планировали пиар-кампанию к альбому типа снять “задержание”, а вчера у DJ Philchansky появляется такое же видео в твиттере, только в худшем виде. Все упирается в ресурсы, в этом же и проблема съемки клипа. У нас был уже опыт съемок, но не получилось его выпустить. А сейчас тоже есть задумки, но в столицах это все решается проще, чем в Самаре. Первый клип — его же либо делать крутым, либо вообще не делать. Наши треки почему зашли людям? Потому что это была довольно качественная южатина, да еще и стебно. Точно так же мы с клипом хотим — он должен быть на околозападном уровне.

А ведь в какое-то время смешного рэпа было много — Хлеб, ТП Барада. Вам они нравились?
Игорь: Барада нас на Slovo вызывали. Сява на Versus. А мне неинтересно против фриков баттлиться, мне нужен типичный русский рэпер. Витя АК-47. Это будет смешно, когда мы на сцену выйдем. У меня рост два метра, у него явно меньше. Но Витя на это не пойдет никогда. А ребят вроде Сявы и Хлеба я слушать не могу, мне не смешно. Еще мы представляем охват нашей аудитории и не хотим никого пиарить. Меня позвал MC Мунстар, но он выступил два раза и больше его смотреть неинтересно. Versus все-таки в первую очередь стоит рассматривать, как инструмент раскрутки.
Стас: На “Версусе” мне были интересны некоторые имена, которые они не могли предоставить, долго морозили. Потом мне предложили Мунстара и я на пофиг согласился. Прикинул, а почему бы и нет? С питерскими друзьями повидаюсь, да еще и подзаработаю.
Игорь: 10 тысяч рублей. Столько русские рэперы за 10 концертов не получают!

Вас на корпоративы никогда не звали выступать?
Игорь: Недавно предложили в Москве выступить в кальянной на набережной. Мы договаривались с ними, но наверное, не поедем. Мы иногда выступаем в каких-то необычных местах. Помню, в Волгограде выступали в самом крутом клубе — где раньше игровые автоматы были.
Стас: А в Хабаровске — в кафешке, на стуле. Такая была домашняя атмосфера, для своих. Развлекаемся как можем, короче.

В русском рэпе на обидную шутку артисты часто реагируют так: приезжают и бьют шутника. Как вас до сих пор не побили?
Игорь: Наверное, это главная заслуга нашего проекта. Мы просто дали понять рэп-сообществу, что чувство юмора имеет место быть. До нас в России не было камеди-рэпа, если не считать несколько ……. (ушлепских) пародий. Мы совместили сценическую клоунаду и текстовый юмор. Уродами конченными нас никто не считает. Все нас воспринимают позитивно. Почти все.
Стас: Давай опустим этот момент, а то опять приедут.
Игорь: Ну, все же официально было. Где-то я пережестил, но не до получения ……. (звездюлей). Приехали люди одного рэпера, при посредничестве Скута мы поговорили (имеется в виду Гуф — прим. The Flow). Никто наш проект закрывать не собирался. Нам задали рамки разумного. Если бы этого не случилось, мы бы такой ….. (фигни) наворотили. Просто берегов-то раньше не было. Мы писали: “Ты пидор, лох, пошел …..“. Такими темпами с нас могли бы жестко спросить!

Новый альбом — он снова смешным будет?
Стас: Будет рэп, но более классический.
Игорь: Не трэп то есть, а более разнообразный. Всякая …. (фигня): шансон, блюз и так далее. На самом деле, я хочу делать что-то другое, свежее, но у меня нет в голове идеи, как все это оформить в новый проект. Пока я вижу, что люди просят, у нас в принципе все нормально — так что с этого проекта нет смысла сливаться. Но после альбома мы начнем параллельно копить материал. Просто не хочется делать как все, не хочется ……. (тырить) с Запада. Когда на Егора Крида надевают шляпу, он не становится Фарреллом, понимаешь, да?

Не боитесь, что этот альбом, потом еще один — и шутка уже совсем перестанет быть смешной?
Игорь: Я тебе честно скажу, лично нам это уже давно не смешно.
Стас: Есть все равно определенная планка, когда ты делаешь одну и ту же ….. (фигню), а потом устаешь. Поэтому на новом альбоме реально будет шансон, потому что паразитировать на новых трендах постоянно нам не очень хочется.
Игорь: Мы с этими образами уже, получается, вне рэпа. В другие области лезем. Но по факту реально: мы каждые полгода думаем, что вот-вот, сейчас эта тема загнется. А потом всякие пидарасы нам пишут: “Ну чо, когда к нам в город приедете?“. Мы такие: ну … с вами, давайте снова.

Источник: http://the-flow.ru/features/big-russian-boss-young-ph

Рейтинг: 0

Похожие записи 

233 запросов. 1,117 секунд. 48.755455017092 Мб

×
лого

 

или

Восстановить пароль
лого

 

или

Пароль не введён
Вход-03 Регистрация