логотип

L’One: “Было бы Круто Давать Что-то Большее, чем “Все Танцуют Локтями” (Интервью 2015; The Flow)

690fda740cd7

 

Большое интервью большого артиста. Автолюбительство, “Вятский квас”, Тимофей Мозгов, новое рок-звучание и движение на Запад — это неполный список тем.

О том, почему EP “Автолюбитель” получился непохожим на то, что выпускал ранее:

Я такую музыку уже делал. Смотрите, я каждый день хожу на студию и периодически у меня скапливается определенный материал, появляются самые разные песни. И вот сначала была написана “Ностальгия“, которая существовала для другого проекта. Потом — заглавная песня. Они начали между собой коррелировать, и появилась идея этого EP. А вообще, сейчас вышел музыкальный фильм “Автолюбитель”. Он начинается со слов: “Многие думают, что я вернулся. А я никуда не пропадал“. И вот все думают, что я вернул старый звук, но на самом деле он как был в моих песнях, так и есть. Я же никогда не зацикливаюсь на определенном формате: сегодня я делаю 808-е и “Мистера Хайзенберга“, а завтра — что-то в стиле Джими Хендрикса.

 

О том, почему не вышел “ГТО“: 

Ну во-первых, он еще может выйти… (смеется). А не выходит он по простой причине — нет времени. Все-таки наш эксперимент из разряда “А давай мы начнем выкладывать синглы, а потом поедем в тур и выпустим альбом” — он слегка не оправдал себя. Потому что появился месяц август, когда любой артист очень сильно хочет уехать отдыхать. А сейчас гастроли-движухи, и мы снова не успеваем. Но песни лежат. Мне нравится песня на продакшн Нела, он там присутствует. Очень добрая. Возможно, альбом просто перекочует в формат EP.

Про песню “Баклажан“:

Мне не нравится. Я бы, может, согласился в ней поучаствовать с куплетом, но если визуализировать это по-другому. То есть не в черных туфлях, белых носках и в шапке Armani.

Про возвращение символов советского времени:

Вы знаете, у меня в свое время появились очень хорошие друзья, настоящие мужчины, из вооруженных сил. Там не говорят о каком-то зашоренном патриотичном взгляде, а они знают все подводные течения, о которых нам знать не положено. И периодически прислушиваясь к тому, что они хотят донести, я понимаю, что в этом нет ничего плохого. Речь не о Советском Союзе, а о любви и поддержке того места, где ты живешь. Для любой страны, для любой нации это хорошо. Мы не удивляемся, когда англичане бьют себя в грудь: “Мы англичане, у нас королева!“. Мы не удивляемся, что США на протяжение долгого времени трендсеттеры, потому что они поддерживают свою культуру — спорт, музыку. Есть же много кантри-певцов, которые гастролируют по Штатам: там мегазвезда, здесь никому не нужен. Мы все говорим о могуществе Китая, но при этом скептически относимся к той самой патриотичной жилке, которая возникла по плохому поводу, чего уж скрывать — во время конфликта с Украиной. Но нет ничего плохого в том, чтобы оказывать поддержку здоровому патриотизму. Это не пропаганда, это новая страница нашей страны. Мы находимся в переходном периоде. Не хочется имперских замашек, но если найти рациональное зерно: это неплохо — гордиться своей страной и пытаться сделать ее лучше. Вот мы сидим сейчас на улице Покровка, которая превратилась в очень крутую европейскую улицу после ремонта…

Про изменения в себе:

Я так же стою в очереди, например. Но скидкой в магазине обуви я воспользуюсь, если мне предложат. У меня около дома есть мойка, я всё время туда приезжаю. И нет такого, чтобы мы меня встречали “Ооо! Барин, да пожалуйста, мы пропустим вас без очереди”. Тут нет никакой бравады, но я зайду, поздороваюсь со всеми мойщиками, мы перекинемся парой слов. Я просто очень давно их знаю.
Отношение окружающего мира безусловно изменилось. Люди исследуют наши с женой фотографии, чтобы понять, где мы живём. И приходят, и ждут, когда я выйду на улицу. И такие моменты выводят меня из равновесия. Я недавно осознал, что мне уже 30. И когда 19-летний подросток орёт мне “Братааан!!”, это немного выбивает из колеи. Я никогда не мог подумать, что со мной будет происходить подобное. Чтобы люди пытались найти меня или выйти на прогулку с моим сыном и няней. В такие моменты начинаешь задумываться об охране. Постоянное желание сфотографироваться — это нормально. Если всё в рамках приличия и человек не переходит границы личного пространства. Я вот играю в баскетбол, стою с мячом в руках, а кто-то подходит и начинает орать над ухом: “Давай сфотографируемся, давай сфотографируемся!“. Я стараюсь внутренне себя контролировать, чтобы не отдалиться от всего и закрываться в маленьком коконе. Стараюсь быть тем же парнем, что пришёл в эту игру. Она продолжается, просто изменилась массовость этого всего и в первую очередь отношение ко мне.

Про финальную цель:

Я никогда не скрывал: очень хочу попасть на Запад. Для этого надо максимально состояться здесь. Чтобы мои редкие гастроли в Лондон, Дубаи, Ригу, Алмату, Таллинн носили более массовый характер. Я очень люблю путешествовать. Мне было бы круто выступить в Японии, съездить с концертом в ЮАР или Бразилию. И чтобы выйти на такой массовый рынок, нужно сделать нечто большее.

Про сходство своего трека с композицией “Till I Die”:

Да, я знаю. Изначально я записал “Буду Молодым” именно в такой мелодии, которую многие читатели The Flow нашли. Я поставил песню Карандашу, который предложил немного её изменить. Поэтому финальный вариант немного отличается от того, про который ты говоришь. Вы поймите такую фишку. Эта песня висела и висит у Diamond Styles, у которых я покупал этот бит. Зачастую у многих продюсеров в тех же Штатах происходит подобное: ты покупаешь бит в комплекте с хуком. Но так как мы живём в русскоязычной стране, приходится этот хук адаптировать для слушателя. Это и произошло с этой песней. Она висела не как песня какого-то MC. А просто “бит “Till I Die” с припевом”. Когда ты покупаешь этот бит и в договоре оговариваешь, что покупаешь его с мелодией, то какие тут претензии к артисту?

 

О том, сколько у него машин:

Официально одна. В гараже две машины: Lincoln Continental и Range Rover Sport. Сейчас планирую себе ещё один большой джип. Также, хочу воплотить одну маленькую мечту — посмотрим, получится или нет. Машин много не бывает, как показывает практика Флойда Мэйвезера. Но с нынешним курсом доллара желание немного поубавилось. Та самая El Camino, о которой я читаю в первом куплете “Автолюбителя“, в США стоит 12 000 долларов. По старому курсу — это не такие деньги, как сейчас. Плюс с доставкой это встало бы тысяч в 20 долларов. По старому курсу выходило 600-700 тысяч рублей, это машина уровня Hyundai Getz. А с нынешним курсом Camino привезти практически невозможно.

Источник: http://the-flow.ru/features/l-one-interview-2015

 

Рейтинг: 0

Похожие записи 

234 запросов. 1,349 секунд. 48.6133193969732 Мб

×
лого

 

или

Восстановить пароль
лого

 

или

Пароль не введён
Вход-03 Регистрация