логотип

Как Outkast опередили своё время

Автор: Георгий Селиванов


В наших широтах дуэт Outkast публика всегда знала ровно по одной-единственной «той самой» песне (которую, впрочем, знают абсолютно все), ну, и изредка кто-то может припомнить синглы с мультиплатинового “Stankonia” про миссис Джексон и бомбы над Багдадом. Интересно, что в какой-то момент в США их точно так же перестали узнавать – в 2014 году хипстеры, собирающиеся на Coachella, обнаружили Outkast среди хедлайнеров и очень сильно удивились незнакомому названию древней эпохи девяностых. Их реакциям был даже посвящен отдельный тамблер.

В общем, когда в нулевых Outkast распались, о них очень быстро забыли. Так получилось, потому что их культурное наследие очень сложно было охарактеризовать коротким исчерпывающим образом. Public Enemy и N.W.A. восставали против системы, Тупак и Бигги имели статус мучеников от хип-хопа, а Ву-Танг был прародителем всей нью-йоркской сцены, которая доминировала еще целое десятилетие после выхода их дебютного альбома. Big Boi и Andre 3000, напротив, избегали светской суеты, громких бифов и скандалов, целиком посвятив себя расширению границ жанра.

И «та самая» песня, которая вошла в историю в тот самый момент, когда чуваки решили разбежаться по своим делам, оказалась аномалией – не закономерным продолжением их музыкальных идей, а чем-то совершенно другим. Но то же самое бы произошло, если бы хитом стала любая другая их песня – все, что они делали, было настолько разнообразным и по-своему новым, и по иронии судьбы, эта тяга к экспериментам и эклектике музыкальных идей в каком-то смысле лишила большую часть каталога Outkast права на долголетие.

К счастью, у нас есть возможность провести небольшой ликбез.


«Та самая» песня


АЛЬБОМЫ

Каждая новая пластинка Outkast была приключенческим блокбастером. После «Southernplayalisticadillacmusik», записанной на гитары и старые синтезаторы про похождения модных сутенеров 70-х, вышел «ATLiens» – про Биг Боя и Андре в роли инопланетян, несущих БЕЗУМНЫЙ ФАНК БУДУЩЕГО землянам. Потом, на «Aquemini» ретро-эстетика вернулась, теперь уже вдохновленная Черными Пантерами и другими политическими движениями за права черных. «Stankonia» вобрала в себя все вышеперечисленное – карнавальность образов, жесткую социальную риторику, вдохновленную уличным «здравым смыслом», и футуристичный (и вместе с тем отсылающий к черной классике) саунд.

Иными словами, Андре и Биг Бой делали в 90-х то же самое, что спустя декаду начал делать Канье – переизобретали себя снова и снова каждый раз, когда казалось, что все рамки уже сломаны и все границы пересечены.


ПЕСНЯ ПРО ВАЖНОСТЬ ЖЕНСКОГО ОРГАЗМА

Да-да, у них была и такая песня! Андре 3000 и Биг Бой обстоятельно (и одновременно с юмором) говорили обо всех вещах, которые считали важными – также про цыган, инопланетян, правильное воспитание детей, технофобию, страх Апокалипсиса и расовую политику в США (это только на одном-единственном альбоме Aquemini). На самом деле, конечно, это был трек (как и многие другие у них) про общечеловеческие ценности – любовь, взаимопонимание и честность. Консервативные  и боявшиеся показаться несерьезными гангста-рэперы девяностых часто о них забывали, например.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Outkast выпустили тонну великолепных, ни на что не похожих в то время песен, а потом распались – за пару лет до наступления новой эры в хип-хопе, когда криминальные гетто-нарративы начали уходить в тень, и то там, то тут начали появляться их идейные последователи и подражатели. А пару лет назад Andre 3000 заявил, что рэп для него себя исчерпал, и ему больше неинтересно, и сейчас рэп стал основной движущей силой поп-культуры, вытесняющей абсолютно все остальное. Есть большая вероятность, что, когда Илон Маск построит летающую тарелку и полетит знакомиться с инопланетянами, окажется, что Андре уже давно с ними все обсудил.

Впрочем, есть и другое вероятное объяснение, почему Outkast распались (см. видео ниже).

Рейтинг: 0

Похожие записи 

253 запросов. 0,704 секунд. 36.3959045410162 Мб

×
лого

 

или

Восстановить пароль
лого

 

или

Пароль не введён
Вход-03 Регистрация