логотип

Серёга: «Рэперы — Самые Несчастные Люди» (Интервью 2006)

1378218023_img_0895

 

Перед большим концертом в ДК МАИ Серега рассказал о тяжелой судьбе русского рэпера и бесполезности драк с таксистами для пиара.

— Что случилось в киевском аэропорту? Все нормально кончилось? Проблем на концерте не будет?

— Что, таксисты не приедут?

— Кто кого побил, вы таксистов или они вас?

— Случилась обыкновенная рядовая потасовка, мы действительно чуть-чуть погорячились с ребятами. Мы были выпивши, праздновали хорошо проведенный концерт в Праге, летели из пивной столицы… Когда мы вышли из аэропорта, получилось так, что я отпустил шутку в адрес одного из водителей.

Я всегда, кстати, отпускаю шутки в аэропортах и на вокзалах. Там водители всегда навязчивые и ломят цены втридорога. Я их иногда спрашиваю: «Кто тебе вообще разрешил со мной разговаривать?» или «Почему ты со мной заговорил, у меня что, на груди табличка «Лох»?» В этот раз я что-то подобное сказал, кто, мол, дороже всех меня завезет, с тем я и поеду. В ответ на это я услышал какую-то грубость, что-то очень обидное: «Если ты, мол, смелый такой, поехали, я тебя одного повезу». Он спровоцировал драку, хотя я был не прав однозначно, что я позволил себе применить физическую силу. Я, честно говоря, даже не думал, что об этом станет известно, очень молниеносно завязалась потасовка. Я не дождался охраны и ударил таксиста.

— А сейчас, если посмотреть в ретроспективе, для пиара вашего это было полезно? Американские рэперы все обязаны иметь разборки с пистолетами, уголовные дела…

— Вы поймите, если бы я хотел себя действительно отпиарить, я бы завернул бы пожестче все это. Хотя все было достаточно жестко: мы отлично держались с пацанами против превосходящих сил. Я при этом не получил ни одной царапины. Должен был получить больше всех, но вышел сухим из воды. Если бы я был трезвый, думаю, еще бы больше таксистов мы вывели из строя. Но с другой стороны, был бы я трезвый, вообще бы ничего не произошло. Я против пьяных драк: все еще очень хорошо кончилось, мы никого не убили, из нас никто не пострадал. В такой заварухе всякое может быть, нам не по пятнадцать лет, мы весим все по 80—90 кг, потом кого-нибудь могли пырнуть ножом, заточкой, бутылкой. А мы не можем себе такого позволить, любой лох покажет пальцем и скажет: «Меня избил Серега» и потребует денег.

Вы понимаете, мы подрались с таксистами, которых было в несколько раз больше, а потом они накатали на нас заяву. Я, естественно, с милицией не буду связываться никогда, я решаю всегда свои проблемы сам… Но и таксистов можно понять. Они не узнали меня: я вышел без охраны, безо всех причиндалов, которые позволили бы узнать суперзвезду, я же не Киркоров: обычный парень, простой, в спортивном костюме, кожаной куртке, кепке, не такой, как обычно. Если бы узнали меня, спасовали бы, не пошли на конфликт. Мы обычно себя так не ведем, очень мирно, спокойно сосуществуем с таксистами.

А по поводу пиара я вам скажу так. Русские рэперы — самые несчастные люди, чтобы вы понимали.

Любая мартышка, приехавшая из-за океана, собирает здесь аншлаг и считается суперзвездой. Любой рэпер, который сосет там на каждом углу в Бруклине и Бронксе, он здесь считается героем. А здесь что ни делай, даже если бы я в потасовке 50 таксистов положил в больницу, все бы сказали, что это дутый пиар, таксисты подставные. Нет героя, нет пророка в своем отечестве, понимаете, в чем дело?

Я скажу честно: я очень недоволен, что «Комсомольская правда» это раскопала, я надеялся, что это не дойдет до общественности. Я был не совсем прав в этой ситуации, надо эмоции свои контролировать. Не хотелось бы, чтобы с меня брали пример. Я в будущем попытаюсь во что бы то ни стало избегать таких инцидентов.

— А вот вы сказали, что здесь только американский рэпер может стать героем. А как у вас это получилось?

— Так я ж не герой, меня ж ненавидят лютой ненавистью. Спросите здесь у любого в Москве, что бы вы сделали с Серегой? Уже куча людей здесь готова таксисту Жоре апельсины в больницу носить. Ненавидят у нас успешных, особенно в русском рэпе. Такой вот говенный жанр. Особенно провинциалы ненавидят. Меня может оценить только западный человек, такой как Милла Йовович. Мы дали офигенное шоу на MTV, и зал сидит и жиденько аплодирует: «Ну, типа, да, Серега…»

— Слушайте, а вам не кажется, что эта нелюбовь из-за того, что вы концерты так редко играете в Москве? На церемониях светитесь, в телевизоре появляетесь, а непосредственного общения с публикой в Москве почти нет. Сколько было концертов? Плохо распроданный в «Лужниках» и пара клубных — и все…

— У нас как повелось? Упасть можно легко, а подниматься из грязи нужно медленно и с кровью. Критики порвали меня на фашистский крест после того, как вы сказали, «нераспроданного» концерта в «Лужниках», и никто не хотел углубиться хотя бы чуть-чуть в детали. А ведь проваленные концерты — это почти всегда вина организаторов. Я до последнего не знал, что за место «Лужники» и как это важно, знал только, что там большая сцена, и поэтому готовил соответствующее шоу. Потом в последний момент мне предложили перенести концерт в клуб, но я отказался, там бы это шоу было сделать невозможно.

Я считаю, что если пришли 2000 человек — это громадное количество народу. Даже если бы пришли двадцать, я бы все равно играл и бодрил бы их по полной программе. Слаб тот артист, который ждет, что на его концерте будет биток и все будут благодарно его воспринимать.

Я завожу любую аудиторию, даже ту, что достаточно скептична в начале концерта. Нашей группе было всего полгода к этому концерту. А кстати, есть группы, не буду их называть, чтобы не подставлять коллег, которые за многолетнюю историю ни разу не выступали в «Лужниках», избегают больших концертов в Москве и играют в провинции только. Ни один человек не написал, что «Лужники» были наполовину полны. СМИ разорвали нас в клочья. Наверное, они правы, это их бизнес.

У нас в Москве есть конкуренты, которые распускают слухи о нас, якобы Серега не востребован в Москве, это нестоящий проект. Но я считаю, что зрителя не обманешь. Мы со зрителем найдем друг друга, хотя нам это будет сделать сложнее. Но я ни в коем случае не складываю руки, следующий наш этап — ДК МАИ.

— Кстати, о том, что зрителя не обманешь, — а лирический герой Серега как относится к Сергею Пархоменко? Серега — настоящий человек или арт-проект?

— Понимаете, что бы я ни ответил, у вас будет свое мнение. У меня, кроме этого проекта, нет ничего. Мне никто не пишет тексты, не навязывает свою идеологию. Все, что я делаю, связано с проектом «Серега». Я и продюсер, и автор, и аранжировщик, и шоумен. Все на мне. Но если задуматься, я больше в жизни ничего не умею делать. Я считаю, что в рэпе можно добиться успеха, только если быть самим собой. Рэп — репрезентация самого себя. Я не могу быть никем, кроме Сереги, у меня просто нет времени на это.

Источник: http://www.gazeta.ru/culture/2006/05/17/a_641103.shtml

Рейтинг: 0

Похожие записи 

240 запросов. 0,891 секунд. 28.1620635986332 Мб

×
лого

 

или

Восстановить пароль
лого

 

или

Пароль не введён
Вход-03 Регистрация