логотип

ST1M: “Я рэппер!” (Интервью 2012)

st1m600kir

ST1M не только записывается с Сергеем Жуковым из группы «Руки Вверх» и сжигает собственные диски в клипах, но и активно готовится к большому сольному концерту в Москве. Раз в неделю музыканты (помимо Никиты это, на минуточку, 10 человек: виолончелистка, скрипачка, саксофонист, трубач, гитарист, бас-гитарист, клавишник, барабанщик, DJ и бэк-вокалистка) репетируют предстоящее выступление. На одну из этих репетиций Стим позвал меня – и мы наконец-то записали давно запланированное интервью:

Не вспомню, кажется, когда ты последний раз выступал в Москве…
Да, мы два года не делали здесь концертов. Последний раз – когда выпускали «Фотоальбом», и после этого взяли длинную паузу. Московская публика избалованная, удивить ее трудно. А тут просто мы на Hip Hop City Moscow впервые выступали с бэндом, и очень хотелось повторить это именно в рамках сольного концерта. Тем более, день рождения – отличный повод показать новый материал.

Что касается сложной московской публики. Уверен, что живого звука хватит, чтобы удивить ее?
По крайней мере, мы делаем для этого все возможное: составили программу из старых и новых треков, будут интересные гости, будут премьеры новых песен. Ну и репетируем усердно, сегодня увидишь. На самом деле, мало же кто из наших рэпперов выступал с таким составом музыкантов: обычно все ограничивается квартетом, а у нас прямо мини-оркестр!

На концерте целиком будет живой звук или все-таки с какой-то подложкой?
Нет, никакой подложки, мы исключили все плэйбэки, так что да, абсолютно живой звук.

Сколько человек рассчитываешь увидеть в зрительном зале?
«Самолет» не очень большой клуб, человек на 500-600, а я только сегодня смотрел списки, там уже куча гостей… Не знаю, получится ли забить клуб целиком, но очень хочется дать людям возможность услышать мои новые песни, потому что многие до сих пор почему-то предвзято относятся и…

Слушай, ну разве такие люди придут к тебе на концерт?
Нет, конечно, но я надеюсь, что они хотя бы краем уха услышат что-то, увидят видео, может быть.

А вообще, тебя сильно задевает та предвзятость, о которой ты говоришь?
Не то что бы задевает, но… Скорее, так: я уже много лет пытаюсь показать себя с другой стороны, а люди почему-то этого не видят, просто не хотят замечать. У них перед глазами до сих пор тот образ, та музыка, те высказывания и слова, сказанные в тех песнях. Обидно, конечно. Я стараюсь, снимаю новые клипы, а они… «А, это же он сжигал диск Тимати и на Касту гнал…». Но это же было давным-давно! Мы тут недавно, кстати, пересекались на премии RUTVс Кастой, Змей сказал, что ему понравился «Аэроплан»… И, вообще, уже давно нет никаких рэп-войн. Я же сейчас стараюсь всю эту рэп-возню исключить. Я захожу на форум, и меня там многое веселит: кто-то кого-то диссит, клипы снимают про это, рассказы пишут… Хорошо все-таки, что меня это больше не касается.

Насколько ты сейчас, после переезда в Москву, интегрирован в рэп-тусовку?
Ни насколько. Не делаю для этого никаких шагов. Я же знаю примерно, что там внутри происходит, и мне чисто по-человечески комфортнее находится вне этой тусовки. Понимаешь, приятнее быть в компании поп-артистов, певиц, певцов, которые варятся в большом шоу-бизнесе, чем приходить на свойскую тусовку, а потом гадать, кто что про тебя после этого скажет. Ну ты же знаешь, как это бывает: все друг с другом при встрече мило здороваются, а потом за спиной начинается… Не то что бы я задрал нос, но просто решил избегать все эти непонятные междоусобицы.

Смотри, интересный момент. С одной стороны, ты говоришь, что хочешь показать людям другую часть своего творчества, а с другой – комфортнее тебе общаться с людьми из шоу-бизнеса, чем с рэпперами. Кем ты все-таки на данный момент себя видишь: рэппером или артистом большого шоу-бизнеса (или артистом, который стремится в большой шоу-бизнес)? Или ты пытаешься это совмещать: мол, это мы делаем для рэпа, а это – для шоу-бизнеса?
Можно и так сказать. Как бы я ни старался абстрагироваться от рэпа, по сути от него никуда не деться. Я рэппер. Это моя музыка, я ей живу уже 13 лет – было бы глупо сейчас отрицать это. Это часть меня, это моя история. Тем более, так или иначе я до сих пор работаю именно в этом жанре! Несмотря на то, что кто-то меня называет поп-артистом, я же не пою какие-то песни, правильно? Мои треки – это все равно речитатив, пусть и разбавленный какими-то мелодичными моментами. Так что в целом, да, я рэп-артист, который пытается всеми силами попасть в большой шоу-бизнес.

Какая аудитория в таком случае тебе на данный момент интереснее – та, что услышит тебя в песне группы «Руки Вверх» или та, которая не может простить тебе «Я – рэп»?
Двоякая ситуация. Понятно, что те люди, которые услышат меня на альбоме Жукова, не станут вдруг моими фанатами. Не питаю по этому поводу никаких иллюзий, это проходная аудитория. У меня уже сложилась некая фэн-база; понятно, что в ней тоже происходит ротация, но мне хочется, чтобы основная часть аудитории, которая осталась со мной с «трушных» рэп-времен, развивалась и взрослела со мной, понимая, что я делаю.

Ага, ты хочешь поменять мнение рэп-аудитории о себе, выпускаешь соответствующие релизы, снимаешь клипы, а потом – бац! – и песня с Сергеем Жуковым, которая, ну изначально понятно же, как будет воспринята нашими рэпперами…
Ну да, не то что я пытаюсь усидеть на двух стульях…

…именно такое впечатление создается.
Я просто пытаюсь таким образом привлечь какую-то новую аудиторию, попытаться найти какие-то обходные лазейки. Причем я не могу сказать, что даже та песня с группой «Руки Вверх» – это откровенный поп-трек…

Это понятно. Мы еще можем сейчас вспомнить массу примеров из Запада, где подобные песни – это абсолютно нормально, и воспринимаются они, скорее, как показатель успешности артиста. Но мы же живем в России и оба понимаем, как это выглядит здесь для немаленькой части аудитории…
Знаешь, я сейчас много пишу песен, многие из которых в последнее время уходят в стол. Стараюсь писать те вещи, которые будут понятны широкому кругу людей, а потом думаю: «Блин, нет, надо написать… не то что надо, а хочется написать какой-нибудь рэп-трек, трушный такой». У меня куча битов, набросков, заготовок, а потом я снова останавливаюсь: «Ну и зачем я это делаю? Это повторение того же самого…».
Вообще, создание песен, выбор стилистики – это спонтанный процесс. Я могу написать песню, и даже не подумать, что она мне принесет. Поэтому я сначала записываю песню с группой «Руки вверх», а потом снимаю клип «Однажды», который всем нравится…

Извини, и после этого ты говоришь: «Нет, я не стараюсь усидеть на двух стульях»?
Просто я хочу уйти от банального стереотипа «русский рэппер» и от этой тусовки, но в то же время я не могу внутри себя уйти от рэпа. И что с этим делать – непонятно. (Смеется.)

Ладно, раз уж ты сам упомянул «Однажды». Давай поговорим про эпизод со сжиганием диска «Я – рэп». Символизм понятен, но интересно, что ты сам скажешь по этому поводу.
Ну да, меня многие спрашивают, мол, зачем «найки»-то сжег? А зачем микрофон? Задумка такая. Дело в том, что многие не обратили внимание на то, что микрофон в кадре не горит. Он объят пламенем, но с ним ничего не произойдет, он металлический. Все остальные вещи – «Я – рэп», кроссовки, кепка – сгорели. Все может меняться, но мой настрой, моя любовь к микрофону не изменятся. Я могу сжечь кепку и выбросить кроссовки, но даже если я надену, как пишут, лосины, это не изменит того, что в душе я рэппер.

И все-таки остановимся на «Я – рэп». Сжигание собственного диска – в общем-то, беспрецедентный шаг. Тем более, он явно неслучайно рифмуется со сжиганием дисков с русским рэпом в клипе «Война»… Как ты сейчас относишься к тому этапу своего творчества?
Это моя история. Понятно, что если вернуться назад, я бы что-то изменил, что-то бы не сказал, что-то бы сделал по-другому. Но если смотреть на тот музыкальный материал, то он меня устраивает по звучанию. Мне до сих пор не стыдно за звук, есть там и долгоиграющие треки – например, «Изо всей силы» уже стал народным хитом, на всех концертах публика очень активно реагирует на него. Так что и тогда создавались композиции, которые до сих пор со мной. Но некоторые песни… (Начинает смеяться.) Да даже с технической стороны – голос, рифмы – меня они не устраивают, сейчас бы совсем по-другому их записал. А то, что сжег диск в клипе… Я уже не знаю просто, как донести до людей мысль, что надо оставить это в прошлом. Все, сгорел альбом, давайте жить настоящим.

Но ведь то прошлое – это, пожалуй, ведь пик твоей популярности?
Трудно сказать. Нет, тогда был определенный хайп, некоторый резонанс, но в итоге это ничего не принесло: не было концертов, не было как таковых эфиров и не знал меня никто. Были смешные моменты: мы приходим с Максом Лоренсом на премию MTV, выходим на красную дорожку, все фотографы разбегаются – никто не хотел нас снимать: кто эти парни? Что они здесь делают?

Но потом же было, если я не ошибаюсь, вообще затишье, когда ты нигде особенно не появлялся…
Был такой момент, да. Просто после «Я – рэп» мы начали переигрывать все с нуля, строить заново. И кому-то показалось, что я пропал, но, на самом деле, было много сделано: съемки, интервью, эфиры, знакомства, выстраивание отношений с телеканалами… Для широкой аудитории, возможно, это было не очень заметно, но именно тогда была основана та платформа, на которой я сейчас стою.

И сколько у тебя теперь концертов?
Был период, когда их вообще не было. Сейчас бывает, что два концерта в месяц; бывает, что два месяца нет концертов. В декабре вот еду в тур по Сибири, пять городов…

Извини, не могу не задать вопрос: насколько ты сейчас уверенно чувствуешь себя с финансовой точки зрения?
С переездом в Москву с этим стало сложнее. Живя в Таллинне, я особо не парился – появились деньги, появились возможности, и я думал, что нормально их все тратить, много ездил, путешествовал… Сейчас же я понимаю, что вместо того, чтобы поехать, например, на Кубу, я лучше оставлю деньги, потому что мне нужно платить за квартиру в Москве, оплачивать репетиции… Но это и мотивирует. Знаешь, если бы не переехал, наверное, оставался бы сытым, ничего не хотелось бы делать.

Вернемся к разговору про аудиторию и твое творчество. Ты говорил, что все получается спонтанно. Захотел – написал песню с «Руки Вверх», захотел – написал рэп-трек. Круто, не вопрос. Но тебе же нужны деньги и нужны гастроли. Не думаешь ли, что надо более четко определиться с аудиторией и собственными планами?
Для себя я решил: не хочу разворачиваться и делать шаг назад, возвращаясь к узкому мирку рэпа. Даже если я сейчас буду голодать, все равно буду комфортно себя чувствовать, зная, что я сделаю что-то, что поможет мне стрельнуть так, чтобы я никогда больше не голодал. Я не хочу играть по-мелкому, вся эта рэп-история недолговечна. Сегодня вокруг тебя хайп, ты зарабатываешь какие-то деньги, но что с тобой будет через пять лет? А мне, как любому взрослому человеку, хочется обеспечить свое будущее – и я стараюсь делать для этого все возможное.

…например, концерт 4 ноября. Последний вопрос: каких слушателей ты бы хотел видеть в зале?
Конечно, мне бы хотелось, чтобы аудитория была постарше 15-16 лет. Этим людям не интересны внешние атрибуты и вся эта рэп-возня, они ценят именно музыкальный материал. Я и своих слушателей стараюсь приучить к тому, что главное в музыке – это сама музыка, а не то, что артист написал в интернете, что он сказал про других рэпперов, или что он там наговорил в интервью…

За время почти трехчасовой репетиции музыканты успели отыграть почти все песни из концертного треклиста. Оставалось  несколько минут – и Стим решил на всякий случай исполнить укороченную версию «Я – рэп». Во время первого куплета он несколько раз сбивался на смех, потом развел руками и сказал:
Ну и как сейчас читать этот текст? Я не знаю.

Источник: http://keep-it-real.ru/2012/10/25/9484/

Рейтинг: 0

Похожие записи 

231 запросов. 1,218 секунд. 48.7594375610352 Мб

×
лого

 

или

Восстановить пароль
лого

 

или

Пароль не введён
Вход-03 Регистрация