Pusha T о своей роли в хип-хопе, G.O.O.D. Music и Kanye West (Переведено сайтом Rhyme.ru)

В этом году культовому журналу XXL исполняется двадцать лет, поэтому в рамках празднования этого юбилея, редакторы журнала решили сделать аж двадцать каверов и каждого человека с обложки пригласили на короткое интервью. Одним из таких героев с обложки стал Pusha T — президент одного из самых известных рэп-лейблов и экс-участник дуэта Clipse. В интервью Пушер поговорил о должности президента G.O.O.D. Music, Канье Уэсте, своеё роли в хип-хопе и значении журнала XXL.

«Graduation» 10 лет спустя

Статья написана Георгием Селивановым специально для Rhyme.ru


«Graduation», конечно же, не был первой громкой пластинкой в дискографии Канье. К 2007 году Запад имел на руках вполне состоявшегося мейнстримного исполнителя, не разыгрывающую набившую всем оскомину карту гэнгста-аутентичности и рассказывающего более близкие и понятные широкой белой аудитории истории с юмором и на подумать – про колледж, американский материализм, веру, любовь и семью. Что, конечно, не было абсолютной новинкой (до Канье такими вещами занимались, например, ATCQ и Outkast), но значительно освежало сюжетное пространство хип-хопа того времени. Даже риск потерять статус «своего» у черной аудитории для него не был реальным, потому что за плечами Канье стоял непоколебимый авторитет его ментора Джей-Зи, фигуры полубожественной для черных районов. Всех, кого одобрял Джей, одобряла черная Америка, в том числе щедро подтверждая это длинным долларом.

Тем не менее, именно «Graduation» стал ключевой точкой в карьере Канье, началом его превращения из свойского парня, вхожего в любой дом, в полноценную общекультурную поп-икону, до которой пальцем дотронуться страшно. Это был первый альбом, после которого рэп-сцена приобрела рефлекторную привычку, существующую по сей день – смотреть, как делает Канье Уэст, и без малейшей оглядки повторять за ним.



Самый важный вклад альбома с анимешным медведем на обложке можно кратко охарактеризовать так – он дал хип-хопу амбиции претендовать на статус искусства, полноценного высокого искусства «белого человека». Конечно, успешные негры и до эпохи Канье могли иметь заоблачную самооценку и хвастаться – но это было мещанское хвастовство, заканчивающееся на стартер-паке побрякушек/cучек/тачек и статусе героя родных улиц. До 2007 года назвать себя художником или рок-звездой (как сейчас делают в рамках маркетинговой стратегии примерно все рэперы) и черпать вдохновение в инди-роке значило вызвать вопрос коллег – ты что, гомик? Может, ты еще и с мамой за ручку ходишь? Конечно, критики и раньше расхваливали классические рэп-альбомы – но лишь с выходом «Graduation» в рецензиях на таковые появились слова «видение» и «концепт», и сейчас даже ребятам вроде Фьючера или Янг Тага запросто припишут «гедонистический нигилизм» и «мрачную дихотомию» в треках – на всякий случай, хотя сами ребята ничего такого в виду не имели.

Примечательно в этой истории то, что собственно музыка в этом грандиозном культурном сдвиге сыграла не единственную роль. Конечно, музыкальные и концептуальные решения на «Graduation» были настолько смелыми, насколько это было возможно без потери ротаций на радио. Имел место восхитительный мультяшный клип на “Good Morning” от Такаси Мураками, сэмплы прогрессивной европейской музыки в лице Дафт Панка и Can, откровенные треки того эмоционального спектра, о котором собирательный образ зашоренного маскулинного альфа-самца в рэпе той поры и подумать боялся. До Graduation рэп-хиты не могли звучать, как “Stronger”, Лил Уэйн и Янг Джизи не делили сцену с мужчинами в розовом поло, а популярный рэпер не мог спеть песню, например, про то, как сильно он восхищается другим популярным рэпером, имеет страхи и совершает ошибки. Одним словом, творит совершеннейшую голубизну.



Тем не менее, говоря об этой маленькой революции, нельзя не упомянуть, что Канье в такой же степени совершал ее в поле публичного мнения, правда, методами менее изящными. К 2007 году он уже вовсю скандалил, как мы привыкли, на новостных передачах и церемониях наград – на ту тему, что его игнорируют как непонятого гения, и один раз, самый меметичный – про то, что Джорджу Бушу плевать на черных. Имидж нефильтрующего эгоманьяка за ним прочно закрепился, и он по сей день вызывает гораздо более неоднозначную реакцию, чем творчество Канье в отрыве от щедро поливаемого маслом вечного огня public controversy. Эгоманьяк на деле – самый мягкий эпитет в палитре, где более распространены мудак, бабуин и поехавший, но парадоксальным образом Канье на телеэфирах воплощал примерно ту же самую идею, что и в музыкальном поле, создавая новые паттерны для высказывания представителей самого стереотипизированного жанра и самой стереотипизированной расовой общности, которые до него были немыслимыми и являлись привилегией белых деятелей искусства, чей эпатаж списывался на фишки творческой натуры куда более охотно.

Наконец, венцом всего этого был вкусный символизм одного из самых известных исторических событий в жанре – 50 Cent объявил соревнование своего альбома с Graduation по продажам и проиграл. Про этот символизм сразу начали говорить многие, усмотрев в нем закат консервативного гангста-рэпа и окончательную победу хороших ребят извне гетто. Эти десять лет показали, что на самом деле все вышло немножко не так – гангста-рэп и его классические тропы никуда не делись. Он процветает и здравствует, а вместе с ним и десятки новых поджанров, образов, тем и историй в хип-хопе, который перестал быть маргинальным пугалом музыкальной культуры в тот момент, когда мир впервые назвал гением вечно чем-то недовольного смешного негра с драм-машиной.


лого

 

или


Восстановить пароль
лого

 

или


Пароль не введён
Вход-03 Регистрация