логотип

Жак-Энтони: “Мы Черные и Воспринимаем Музыку По-черному. А Слушатели Белые” (Интервью 2016; The Flow)

5748998e49a5f

Автор только что вышедшего альбома “Дориан Грей” начинал со съемок рекламных роликов, пел в хоре и играл в рок-группе. Обо всем этом подробнее.

Про смену псевдонима:

Да слушай, это была чисто моя детская фишка. Я баловался, занимался какой-то фигней, постоянно менял никнеймы. И когда уже более серьезно начал подходить к вопросу выбрал себе свое реальное имя. И избавился от остальных. DXN BVNLDN был не первым и не вторым из псевдонимов, их было штук семь-восемь. Было J-Anthony, J-Anthony M., A.M.Faya, Пламенный Тони. Столько было, что я даже не могу вспомнить. Я же вообще начал записывать музыку не с рэпа. Это был поп-рок на английском! Мне было 15 лет, я тогда со свежей головой после своих джазовых-блюзовых курсов, после окончания музыкальной школы, на ранних порах занимался такой музыкальщиной.

Про игру на музыкальных инструментах:

Играю на фортепиано, да. Но я уже давно не играл. Возможно, руки что-то помнят, но это все ерунда.

 

О том, что сам в плеере слушает:

Вообще ничего не слушаю, пока записываю. Вот сейчас первую часть доделал, начал слушать. Я залипаю в Anderson .Paak и больше не слушаю ничего. Послушал — и понял, что у меня на подсознательном уровне это: что-то приходит в голову, и это на одной волне с тенденциями, которые происходят у черных ребят. Там есть трек “Антарктида”, он с вокалом — и я его записал за полгода до того, как вообще узнал, что существует Anderson .Paak. Потому что стрельнул-то он три-четыре месяца назад, а трек у меня с зимы лежит. Я лет с 11 в хоре пел, потом бросал, потом опять начинал. Это у меня на интуитивном уровне: хочется — пою, не хочется — не пою. Могу сказать, что звучит это искренне и честно.

 

О знакомстве с участниками группы Centr:

Если честно, даже не помню, как-то само собой получилось. А, вспомнил — это было еще до моей рэп-движухи. Я учился в РУДН в Москве и в клубе “Гараж” случайно встретил Птаху. Задал ему какой-то вопрос, такой же дебильный, как мне все сейчас задают — из разряда “Какой совет дашь начинающему исполнителю?”. Не помню, что он ответил, но передал привет моей маме. На этом мы разбежались. Птаха, извини, если читаешь — правда не помню, что ты мне тогда посоветовал. Потом мы еще раз пересеклись на концерте Гуфа в Питере — и с тех пор общаемся.

 

 

 

 

Про Reigun Records и как он туда попал:

Жак: Когда я сюда пришел, он еще не назывался Reigun Records (смеется). Помню, был ужасный логотип, отвратительный просто! Я приходил сюда записывать песни, 500 рублей в час, помню как сейчас. Работал еще где-то параллельно…

Артем: Изначально это была просто студия. Потому у нас были амбиции перевести ее в статус лейбла.

Жак: Потом я перестал приходить, потому что у меня кончились деньги. Не было денег, чтобы записываться. И у какого-то чувака на хате я записал песню “Быть свободным”, после чего парни сказали, что меня надо брать.

Артем: До этого у Жака были треки о сучках, о тачках. Ну такие, как у всех. А потом он записал “Быть свободным” — и там совершенно другая грань его творчества раскрылась, он там о проблемах морали рассказывал. И стало понятно, что у него, на самом деле, большой диапазон. Мы решили, что надо продолжить и донести это до людей.

 

 

Про песни мамы:

Я слушаю обычно ее песни, которых нет в сети. Это сугубо личное творчество. А в сети даже есть песня, в которой я принимал участие, но никто никогда об этом не знал. Я прописывал там голосовую бас-линию, я вообще часто при аранжировках использовал голос. Песни называется “Ухуру”, на нее даже есть клип, который мама сама нарисовала. Она там поет на народных языках, и это не хип-хоп совершенно. Этническая музыка. А так в свое время первая песня, которая мне залетела от мамы — это песня “Время”. Но в той вариации, в которой я ее слушал, я не могу ее найти в интернете.

Про жизнь в Питере:

Да, для моего ритма жизни это очень удобный город. Я обычно сижу на одном месте очень долго. Я приехал на студию, могу там сидеть неделю, потому что мне не хочется никуда больше ехать. Максимум — до столовой сгонять поесть. Сижу дома — то же самое, могу там неделю сидеть. Сижу у друга, пишем треки, курим — там тоже могу несколько дней просидеть. Такой у меня, размеренный темп жизни. А в Питере все такие, поэтому очень удобно. В других городах постоянно бегаешь: студия на одном конце города, живешь на другом, постоянно приходится туда-сюда носиться.

Про то, приходилось ли сталкиваться с расизмом:

Конечно! И со следами его на моем теле тоже (смеется). Это период с 2004 по 2010 годы — мне кажется, тогда с этими проявлениями встречались не только те, у кого кожа была другого цвета, но и все рэперы вообще. Каждые выходные — ты выходишь из клуба, тебя ждет облава правых бритоголовых пацанов. У меня во дворе чернокожему парню прострелили из дробовика живот, он скончался на месте. Это было все близко и рядом. Меня лично это касалось ну так только, если мелкими потасовками. Последнее, что было — это как раз перед выходом “Созвездия Монстра”, бытовая драка с моряками. Но тут я сам нарвался, это не в свет. А так, маму резали в Москве, в грудь ей прилетело. Чуть не скончалась она, но все обошлось. В ту пору, когда она была молодой, был совсем беспредел, конечно. Она рассказывала, что после концерта Public Enemy в начале двухтысячных на какой-то станции метро весь поезд остановила группа правых. Они держали дверь. забежали туда, закидали шашками, порезали всех, кого успели. И выбежали. На следующей станции это был вагон из кусков мяса. Но честно, меня эта тема не так беспокоит сейчас. Я сторонник того, что в первую очередь надо быть человеком, а все остальное, что происходит вокруг, оно тебя либо догонит, либо нет. Догонит — ну и догонит. Не догонит — значит, ты все правильно делаешь.

Источник: http://the-flow.ru/features/zhak-anthony-2016-interview

Рейтинг: 0

Похожие записи 

231 запросов. 1,062 секунд. 48.7241897583012 Мб

×
лого

 

или

Восстановить пароль
лого

 

или

Пароль не введён
Вход-03 Регистрация